Новости

Новости

Дорогие друзья! Примите самые искренние поздравления с Новым годом и Рождеством!

С Новым годом и Рождеством!

 

Новый год мы ждем с особым трепетом и надеждами, он наполняет наши сердца ожиданием чуда, и мы смотрим в будущее с верой в лучшее.

В этот чудесный праздник желаем вам, чтобы ваша жизнь наполнилась яркими событиями, все мечты осуществились, а ваши близкие были здоровы и счастливы! Пусть наступающий год принесет только самое лучшее! Счастливого Нового года и Рождества!

Как работать с родными, которые не согласны на пересадку от умершего человека, нужны ли нам марши переживших трансплантацию, и почему главный инструмент врача - телефон, рассказывает главный трансплантолог Минздрава Сергей Готье.

Обо всех трансплантациях у нас есть открытые корректные данные

–  Из-за путаницы в цифрах, которые публикуют разные источники, не всегда понятно, сколько на самом деле России выполняется ежегодно трансплантаций. У вас, как у главного трансплантолога страны, есть какие-то точные сведения?

Конечно, есть. Официальные цифры сосредоточены в сборнике «Вестник трансплантации», который мы издаем с 2008-го года и в котором собираем все данные. Любой желающий может посмотреть. Это открытая информация.

– По данным Минздрава, на которые ссылается медицинское издание Valdemec, в 2016 году всего в России было сделано 1704 пересадки. С одной стороны, это на 15 процентов больше прежнего, с другой – для страны, в которой живет около 140 млн человек, неубедительно. Часто говорят о том, что все дело в том, что в России сам реестр не ведется надлежащим образом. Кто и как именно отчитывается о проведенных трансплантациях и следит за пациентами, получившими органы?

– В России существует такое понятие – профильная комиссия, в которую входят главные трансплантологи регионов. Сама эта комиссия находится под эгидой Минздрава. Минздрав, в свою очередь, делегирует мне, как главному трансплантологу, ответственность за корректность отчетов.

Не было случая, что кто-то задерживал отчет или вносил путаницу в цифрах. Были вопиющие случаи, связанные с безалаберностью, но никогда – с каким-то злым умыслом или желанием скрыть, подтасовать факты. В общем, я убежден, что мы имеем корректные данные от всех трансплантационных центров в стране. И нам остается только их сложить.

 

Сколько всего трансплантационных центров в России?

– Сорок семь.

– Вы считаете, их количество и, главное, уровень приемлемым для России? Имея в виду, например, что пересадку почки от неродственного донора маленькому ребенку до года можно сделать только в Москве.

– Да, это факт, данность, – все сосредоточено здесь. Но так исторически сложилось. Первую почку в СССР пересадил академик Борис Петровский в 1965-м году, в РНЦХ, который теперь носит его имя. Я Петровского, кстати, хорошо знал. И другого столпа нашей трансплантологии, академика Валерия Шумакова, Центр трансплантологии и искусственных органов имени которого я сейчас возглавляю, – тоже хорошо знал.

Шумаков в РНЦХ работал заведующим отделением пересадки почки. То есть, наша советская, российская трансплантация родом оттуда. Объяснение тому, что все самое передовое сосредоточено в Москве, кроется именно в этом.

– Ну, везде в мире что-то где-то начиналось. А потом – шагнуло вперед, стало развиваться. В мировой практике медицина, как правило, децентрализована.

– У нас так исторически сложилось. Надо сказать, я близко видел, как работали и Петровский, и Шумаков. Я работал в РНЦХ с 1969 года, так что все это происходило на моих глазах.

– А кем вы начинали работать?

– Вначале, пока учился, медбратом. А потом уже, – своей любимой хирургией. Скажу честно: я никогда не думал, что судьба в итоге приведет меня в трансплантологию. В молодости мне было интересно только оперировать.

– Вы с самого начала, с детства мечтали именно о медицине?

– Я бы иначе сформулировал: у меня никаких других желаний и побуждений не было. Да и я не думал, что где-то еще, кроме медицины пригожусь. Хотя в детстве были вроде и технические задатки: я как-то бабушке починил швейную машинку «Зингер». И она недолгое время мечтала, что, возможно, я, как нормальный человек, буду инженером. Но и мама, и папа у меня – медики. И я пошел в медицинский.

На третьем курсе мама меня за ручку привела в РНЦХ. Единственное сестринское место было в отделении хирургии печени, которое возглавлял ученик Петровского, профессор Милонов. Там я и остался. И застал всех великих: и Петровского, и Перельмана, и Ванцяна и Константинова, который сменил Петровского на посту руководителя института и при котором вся эта трансплантационная активность начала развиваться. Как кардиохирург он осуществлял одну из первых серий пересадок сердца в нашей стране.

В конце 60-х годов Петровский решил организовать институт трансплантации, чтобы систематизировать уже имеющийся опыт единичных пересадок. Под институт надо было создавать команду, которую, в конце концов, возглавил молодой, целеустремленный и креативный Валерий Иванович Шумаков, будущий академик. Именно он создал в нашей стране имидж трансплантологии, заложил предпосылки для развития донорства, – в общем поднял с нуля тему, которой до него вообще никто никогда толком не занимался.

Почки должны уметь пересаживать везде

В нормальной логике, вслед за главным, московским, трансплантологическим центром должны были открыться региональные: так проще было бы транспортировать донорские органы, легче совершать пересадки и, в конечном итоге, «покрыть» всю страну. Но ничего этого нет. И даже во вновь строящихся хорошо оснащенных современных клиниках, таких, например, как недавно открылась на острове Русский, хирургическое отделение – есть, но федеральных квот на высокотехнологичные операции нет. И я не слышала о том, чтобы там занимались пересадкой органов. Что вы, как главный трансплантолог страны, думаете по этому поводу?

Я даже не буду обсуждать этот вопрос, потому что я не распорядитель кредитов. Как главный трансплантолог России, подчеркну, что полностью моя должность называется «главный внештатный трансплантолог», я осуществляю политику Минздрава.

И самое главное, что мне на сегодняшний день удалось на моем посту – вместе с министерством выработать концепцию о необходимости развития трансплантации в регионах. Не думаю, что надо налаживать пересадку любых органов во всех региональных медицинских центрах. Но, согласен с вами, почки должны уметь пересаживать везде. Мы двигаемся в этом направлении.

Поправки в 323-й закон, касающиеся того, чтобы деятельность по выявлению доноров, по подготовке и транспортировке донорских органов была признана медицинской, приняты, чем я лично очень горжусь.

Представляете, раньше все это не считалось медициной: работа реаниматологов, хирургов, которые могут осуществлять изъятие органов, тех, кто транспортирует эти органы; все расходы по закупке растворов, медикаментов, которыми лечат умершего человека после констатации смерти… Всё это только сейчас признано медицинской деятельностью.

– Что это меняет?

– Это повышает статус больниц, в которых констатируется смерть. Для того чтобы эта деятельность была для них важна и интересна. И они бы, как раньше, не «закапывали» пациентов сразу после констатации смерти, а продолжали бы с ними работать, дабы обеспечить донорский пул и, как следствие, – помочь другим пациентам, тем, которые ждут своего шанса.

 

 

У медицинских учреждений и работников, которые имеют дело с умершим телом, появился стимул для того, чтобы эту работу делать как следует. На это из бюджета выделены деньги. И уже есть результаты: вы сами отметили, что количество трансплантаций выросло. Но оно выросло, во многом, потому, что стало появляться больше органов. Этим стали внимательно и аккуратно заниматься в тех учреждениях, с которыми мы сотрудничаем.

Это же азы того, как устроена основная часть трансплантации: неродственная, то есть, трупная. Есть орган – есть шанс, будет трансплантация; нет органа, не будет. Будет плановая хирургия. И все это – я имею в виду труд трансплантологов – тяжелый ненормированный труд, который подчас непредсказуем. И часто пересекается с чисто личной жизнью.

Потому что я, например, планировал вчера поехать куда-то, а мне позвонили с сообщением: «Есть донор, возможна трансплантация легких». И я мчусь в операционную. В вопросах трансплантации мы еще не дошли до того уровня, когда я могу полностью отключиться, стать наблюдателем.

– А где вы уже можете себе это позволить?

– Я уже от многого отключился как хирург: оперирую два раза в неделю, но, скорее, для собственного покоя, чтобы молодые ребята, которые оперируют вместе со мной детей, чувствовали себя спокойнее. Чтобы было ощущение, что, если что – я здесь, войду в операционную и что-то сделаю. 

 

 

Мне пришлось делать то, чего я не делал никогда в жизни

– Давайте еще поговорим о статистике. Мы сейчас с вами были в реанимации. Там сразу двое пациентов с пересаженными легкими – это непростая трансплантация, которая долгое время не удавалась российским трансплантологам. Если их сейчас сразу двое, значит, есть подвижки?

– На сегодняшний день у нас в институте опыт трансплантации легких – 36 случаев.

– Сколько из них выписались из стационара и живут дольше года?

– Есть данные в моем докладе «Трансплантология XXI века: высокие технологии в медицине и инновации в биомедицинской науке», опубликованном в третьем номере журнала «Вестник трансплантологии и искусственных органов» за 2017 год:

«В целом годичная и трехлетняя выживаемость всех прооперированных пациентов после трансплантации легких составила 72,3% и 65,1%, соответственно. Сравнивая приведенные данные с аналогичными данным регистра Международного общества трансплантации сердца и лёгких, можно сделать вывод об эффективности проводимых трансплантаций, не отличающейся от мирового уровня (рис. 1).

Но я не легочный хирург. Я, с учетом своего положения, выступаю сейчас локомотивом по всем трансплантационным вопросам. И вынужден, в общем-то, за все отвечать. И это очень непросто.

Потому что люди, в большинстве своем, живут в плену стереотипов и не хотят ни малейшего шага делать за пределы уже сложившихся представлений о работе трансплантолога. Это касается и пациентского сообщества и профессионального.

Когда мы начали пересаживать сердце, мне пришлось делать то, чего я не делал никогда в жизни. Но, как врач, как практик, я знаю, как это сделать: я знаю ткани, знаю, что нужно, чтобы они не развалились, и так далее. И вот итог: я первым в стране пересадил пациентке комплекс сердце плюс легкие.

– Да, это была громкая удача пять лет назад. А что сейчас с пациенткой?

– Она жива и хорошо себя чувствует. Примерно с этого момента я, хоть и не легочный хирург, стал пересаживать легкие.

– А что торакальные хирурги и пульмонологи вам на это говорят?

Они ничего не говорят, потому что у них нет такой задачи. Им не до трансплантации. Там решают экстренные и онкологические вопросы. А пришить бронх, предсердие и сосуд, артерию легочную – это, в общем-то, может любой человек, понимающий, что такое ткань, как с ней обращаться. Это сосудистая хирургия. Я же печень пришиваю всю свою жизнь, а печень – это тоже сосудистая хирургия. Это большие сосуды, маленькие сосуды, средние сосуды, совсем маленькие.

– Справедливости ради, первая пересадка легких в России состоялась в Санкт-Петербурге, в НИИ фтизиопульмонологии, у профессора Петра Яблонского. И, получается, что вы, опираясь на свой авторитет и на авторитет Центра, отнимаете у них хлеб: пациенты со всей страны, в итоге, едут в Москву и выстраиваются к вам в очередь.

– Минуточку, что значит я отнимаю хлеб? Никто ни у кого не отнимает. Ради бога, пусть оперируют. Было бы здорово, если бы оперировали, большему числу больных удалось бы помочь. Потому что идея, что кому-то не хватает больных, анекдотична. Больных, к сожалению, очень-очень много.

Но в регионах в итоге не оперируют. А вы – оперируете. Им лень, что ли?

– Вы вообще неправильно ставите вопрос. Смотрите, меня как главного трансплантолога, интересует пересадка жизненно важных органов российским пациентам. Прежде всего, тех, которые наиболее потребны, а это: почка, печень, сердце, поджелудочная железа, а теперь и легкие.

 

Раньше мы до легких не добирались, потому что те пациенты, которые, казалось бы, должны были быть нашими, просто-напросто до нас не доходили или доходили в таком виде, что с ними вообще уже ничего нельзя было сделать. Теперь постепенно пульмонологи начинают нам их посылать, потому что они уже слышали, что мы делаем, что умеем делать.

– Где делаете?

– У нас в Центре, в институте Склифосовского. Начали делать в Краснодаре, но пока немного. Потому что все это требует отдельной идеологии, отдельной команды. Для стороннего человека это, наверное, прозвучит неубедительно, но вообще, любое направление в медицине требует, прежде всего, не рук, а обдумывания…

– Стратегии?

– Да, стратегии. Кто это будет делать, кто этим будет заниматься уже после операции и так далее. Это самое главное, от чего иногда бывают и неудачи в отдаленном периоде. Мы особенно чувствуем это на пациентах-детях, потому что, во-первых, они сами ничего не понимают и не знают, как себя вести, а во-вторых, зависят от родителей. И насколько у родителей есть голова, интеллект, привычка к гигиене, привычка не брать с пола и не совать соску в рот ребёнку – от этого зависит будущее ребенка, либо он схватит после трансплантации дизентерию и умрет, либо будет жить.

Вот вы так удивленно на меня смотрите, а у нас, представьте, бывают случаи, когда к нам привозят детей и мы вынуждены делать ретрансплантацию, потому что трансплантат погиб на фоне инфекции, которая стала возможной из-за элементарной нечистоплотности родителей.

 

 – Вы хотите сказать, что здоровым детям можно с пола соску поднять, а тем, кому пересадили органы – нет?

– Обычным, в общем-то, тоже не нужно. Но тем, которые перенесли пересадку, – категорически нельзя. У них иммунитет скомпрометирован.

Тащить органы в Москву или развивать трансплантацию в регионах

– Я вернусь к разговору о возможной децентрализации. Нет ли идей у Минздрава реорганизовать систему таким образом, чтобы крайне сложные, экспериментальные трансплантации проводились бы исключительно в вашем Центре или в других специализированных учреждениях столицы, а те, в которых у пациентов наибольшая потребность и которые давно и успешно проводятся во всем мире – отдали бы в регионы?

– Давайте по порядку. Именно это и делается. Из гуманитарных и экономических соображений, конечно же, почку надо пересаживать на месте. И это должно быть нормально развито по всей стране. Сейчас, к сожалению, только в 47 центрах в 25 регионах России пересаживают почку. Но число центров растет, только за последние месяцы заработали Архангельск, Ханты-Мансийск, Тюмень. В регионах развивается диализная помощь, но эта диализная помощь, в общем-то, ничем не кончается. Следующий шаг – снять человека с диализа и пересадить ему почку.

Причем вовремя снять с диализа, а не когда уже всё.

– Именно. А на это диализное место пригласить другого больного из огромной очереди ждущих диализ. Дело в том, люди умирают на диализе не потому, что им не пересадили почку. Они обычно умирают от сердечно-сосудистых осложнений. А вопрос о направлении таких больных на трансплантацию должен был быть рассмотрен значительно раньше. На месяцы, а может быть даже и годы – раньше.

– Чья это зона ответственности?

– Прежде всего, региона, конечно. Регион должен заботиться о здоровье своих граждан. Если регион ответственный, то и деньги находятся, и ресурсы.

Вот, например, я не так давно был в Челябинске. И познакомился там руководством регионального Минздрава: здравые ответственные люди, которые говорят о том, что понимают и признают проблемы и будут изыскивать деньги для их решения. А как так получилось, что в челябинском Минздраве знают о проблеме и пытаются ее решить? Это большая заслуга главврача челябинской областной больницы, Дмитрия Альтмана, который готов и хочет развивать трансплантацию в регионе. Они уже пересаживают почку и печень, а недавно сделали сердце.

 

 

– Почему в регионах делают мало трансплантаций детям?

–  Надо сказать, что, например, в Новосибирске и Краснодаре детям пересаживают печень и почки, а в Санкт-Петербурге и том же Краснодаре делают трансплантации сердца подросткам. У меня был разговор с главным врачом одной детской больницы, который очень хочет пересаживать печень детям, как мы делаем.

Фото Анны Даниловой

Я его спрашиваю: «Ну, хорошо, вы будете печень пересаживать детям, вы где трансплантат будете брать?» Но он просто не в теме. И даже об этом не думает! Он не думает о том, что ему нужна хирургия, точнее, лицензия на взрослую хирургию, которой у него нет. Я его спрашиваю: «Хорошо, вот у вас есть дети, которым вы хотите делать пересадки. Но донора-то где вы будете оперировать?» Молчит. Он не в курсе пока, что детскую трансплантацию во всем мире делают во взрослых учреждениях. Или в больших многопрофильных клиниках с детским отделением.

Поэтому они захотели делать пересадки, получили лицензию на трансплантацию – она у них есть. А на хирургию – не получили. И сидят. А в областной взрослой больнице тоже – сидят. Потому что у них тоже – есть лицензия на трансплантацию. Но нет лицензии на детскую хирургию. И никому пока не пришло в голову пригласить на консультацию специалистов, хоть однажды лазивших в живот ребенку.

– По вашему, до всего этого они должны однажды дойти своим умом? Или вы, например, в содружестве с Минздравом, могли бы создать какую-то концепцию регионального развития трансплантации органов.

– Концепция разработана, я уже об этом говорил, в том числе в плане финансирования работ по донорству. По линии Минздрава, согласен, должен быть спрос с регионов, которые имеют по пятьсот человек на диализе, а трансплантацию почки не развивают, посылая, в конечном итоге, всех своих больных в федеральные учреждения, в Москву. Вся страна к нам едет. У нас в Центре, например, сейчас более семидесяти процентов пациентов – из других регионов.

Фото Анны Даниловой

– Сколько людей, включая детей, не дожидаются в нашей стране пересадки?

– Я всегда говорю о 10-кратном неудовлетворении потребностей пациентов. И это не связано с нашей статистикой, потому что нашу статистику трудно получить адекватно: она либо неправильно ведется в регионах, либо какие-то могут быть сомнительные толкования.

Я всегда исхожу из статистики, которую дают США, у них там с этим железно. Так вот, согласно их статистике, трансплантационное обеспечение населения составляет 98 трансплантаций на миллион населения в год. А у нас – 9.2 трансплантации на миллион человек. Вот из этого и надо исходить, определяя направление развития и вообще какие-то перспективы в стране.

– В США трансплантация децентрализована настолько, насколько это возможно. И я не могу себе представить историю, когда какой-нибудь пациент поедет дожидаться донорского органа из Арканзаса, например, в Нью-Йорк или из Техаса в Миннесоту.

– Есть две тенденции, которых можно придерживаться, развивая трансплантацию: тащить органы со всей страны в Москву и развивать трансплантацию здесь или развивать ее на месте, используя региональный ресурс для тамошних пациентов. Вот этот, второй путь, мне кажется, осмысленный и верный.

 

Плановая трансплантация повышает выживаемость

– Какая посттрансплантационная выживаемость сейчас у вас в Центре? 

– Как везде. Средняя летальность после трансплантации сердца, например, или после трансплантации печени, должна укладываться в 10%. Это, разумеется, зависит от типа заболевания, из-за которого потребовалась трансплантация.

Например, цирроз печени на последних стадиях, как правило, перерождается в рак, что значительно ухудшает отдаленный прогноз. Если же мы берем пациента с билиарным циррозом, то нет каких-то серьезных факторов плохого исхода, после пересадки продолжительность жизни должна составить 20 лет, и более.

С пациентами, которые приходят к нам на пересадку сердца, все тоже очень зависит от статуса: в прошлом году, например, треть наших пациентов поступили в тяжелейшем состоянии, связанном с критической сердечной недостаточностью. То есть, люди на протяжении многих лет или успешно, или безуспешно лечились терапевтически. А потом у них наступила полная декомпенсация кровообращения. И их просто по «Скорой» привезли к нам.

Что происходит дальше? Человека реанимируют, ставят механическую поддержку кровообращения, он приходит в себя, кое-как компенсируется и, как только появляется трансплантат, ему пересаживается сердце. Риск? Еще какой! Потому что в идеале ситуация должна быть совершенно другой: пациент приходит к трансплантологу своими ногами, в нормальном более-менее самочувствии, становится на учет.

Допустим, у него дилатационная кардиомиопатия, ему действительно показана трансплантация сердца, но у него есть время ждать, ему назначается медикаментозное лечение, на котором он дожидается плановой трансплантации сердца. В этом случае, конечно, перспектив в разы больше: есть шанс дождаться трансплантата.

Приведу вам общемировую статистику: у тех, кто получил пересадку, будучи уже на механической поддержке кровообращения, посттрансплантационная летальность доходит до 18 процентов. У тех, кто получил трансплантацию в плановом порядке – речь идет о 8-10 процентах. Существенная разница, не правда ли?

– А у вас как?

– У нас суммарная летальность с учетом этой ужасной группы тех, кто получает трансплантацию экстренно, не выходит за 10 процентов. Вообще вся статистика укладывается в нормальные среднестатистические мировые показатели, даже несколько лучше.

Рис. 2. Выживаемость реципиентов трансплантированного сердца, оперированных в 1986–2016 гг. в ФНЦТИО им. ак. В. И. Шумакова

Пятилетняя выживаемость среди оперированных в период 1986-1991 гг. составила 0.34±0.08, в 1992-2004 гг. – 0.49±0.08, в 2004-2008 гг. – 0.67±0.09, в 2009-2012 гг. – 0.85±0.12 (все различия статистически достоверны, р<0.05). Сравнение 5-летней выживаемости в периоды 1986-1991 гг и 2009-2012 гг показало снижение относительного риска смерти в 3.9 раз (95% ДИ 1.8-4.4, р=0.01).

Готье С.В. «Трансплантология XXI века: высокие технологии в медицине и инновации в биомедицинской науке».

– Как главный трансплантолог страны, вы удовлетворены положением дел во вверенной вам области?

– Знаете, в какой-то момент было ощущение, что стагнация никогда не кончится. Это было связано со скандалом, который раздула пресса на пустом месте вокруг 20-й больницы, когда на несколько лет вообще все, что касалось пересадки органов, оказалось под угрозой. Представьте, в нашем институте, в котором вообще-то Шумаков впервые пересадил сердце, а потом провел более ста успешных трансплантаций, после всего этого ужаса, в год стали выполнять от шести до десяти пересадок – это почти ничего! Это ноль.

И это стало как будто бы побочным продуктом основной деятельности клиники, потому что основной была кардиохирургия. Я посчитал эту ситуацию неприемлемой. Я сказал, что мы будем реанимировать программу по пересадке сердца и добьемся того, чтобы трансплантация в стране перестала быть чем-то второстепенным, незначительным или даже неприличным.

Фото Анны Даниловой

Потребовалось принять ряд тяжелых кадровых решений, была изменена и расширена концепция критериев отбора донорского сердца.

 – Каким образом?

– В соответствии с мировыми стандартами. Это не отсебятина, это мировая тенденция: возраст посмертных доноров увеличивается, потому что на фоне развития медицины летальность в молодом возрасте уменьшается. Таким образом, мы стали брать сердце у более пожилых доноров: были даже шестидесятилетние доноры. Старше – не было. Но это скорее исключение. А правило состоит в том, что донор сердца после 50 лет, при хорошей сократительной функции – это теперь повседневная практика.

Если родные не согласны, во всем мире их стараются уговорить

– Декриминализация идеи трансплантации органов от умершего человека – это дело в том числе и бригад психологов, которые работают с родственниками донора. В проекте нового закона о трансплантации что-то есть на этот счет? Вы каким-то образом лоббируете создание такой службы?

– Я не помню, чтобы в новом законе было что-то написано про психологов. Хотя, конечно, такие вещи очень бы нам пригодились. Понимаете, почти во всех европейских странах есть презумпция согласия донора. Разумеется, если родственники активно возражают, к ним прислушиваются, но все равно стараются поговорить, уговорить.

– Возмущенные родственники с жалобами на то, что органы были изъяты без их согласия, что с ними никто не поговорил, не объяснил суть происходящего – так ведь бывает?

Да, но это возмущение связано, в основном, с нежеланием родственников думать о происходящем. А, между прочим, существует закон, и его можно прочесть. Мало того, можно поинтересоваться все-таки состоянием своего родственника, поговорить с доктором, и если доктор говорит, что дело плохо, то вторым заявлением должно быть: «Ребята, если он умрет, мы не хотим, чтобы у него органы изымались». Можно это сформулировать?

Может быть, люди не думают об этом?

– Конечно, не думают. Но вообще, думать-то надо.

Не у всех получается думать в момент потери близкого человека.

– Ну вот поэтому я с вами и согласен в том, что психологическая поддержка родственникам обязательно нужна. Увы, у нас практически нет специалистов, которые именно в этом поле как-то образованы. Их надо растить, учить. К сожалению, всего, что требуется, не сделаешь сразу.

– Будут ли изменены критерии получения органов в России?

–Например, существует приказ 2012-го года по Департаменту Москвы. Там прописано, что преимущество при получении органа имеют те, у кого лучшая совместимость и те, кто дольше других находится в листе ожидания. Разумеется, исключения делаются для тех пациентов, которым требуется экстренная пересадка, потому что кончились сосудистые доступы для диализа, и для детей.

Также существует принцип, если в листе ожидания стоит человек, совпадающий по всем антителам с той почкой, которая предоставлена, значит, независимо от того, сколько он стоит в листе ожидания, он получит эту почку, потому что у него наилучший прогноз. Если совпадение по антигенам небольшое, например, два антигена – у Ивана Петровича и у Петра Ивановича, получит тот, кто стоит дольше.

– А если кто-то из них ребенок?

– Если почка от пожилого донора, то применяется принцип old to old (от пожилого – пожилому). Если почка от донора до 30 лет, она всегда рассматривается как возможная для ребенка, который стоит в листе ожидания.

– С сердцем все иначе?

– У сердца другие обстоятельства. Пересадка сердца часто связана с экстренностью показаний, и тут, в общем-то, не до разбирательств: есть лист ожидания, он включает человек 40-50, это люди, которые периодически посещают наш центр и контролируют свое состояние. Если человек ухудшается, то его госпитализируют для медикаментозной поддержки, и, естественно, передвигают по листу ожидания как наиболее экстренного.

При наличии соответствующего органа он его получит. Если речь идет о человеке, который находится на механической поддержке, конечно, он всегда первый, потому что тут идет счет на дни.

Ну а с печенью – совсем другой подход. Там учитывается суммарный фактор качества трансплантата и длительности ожидания. Это связано с тем, что при трансплантации печени мы часто сталкиваемся с неидеальным состоянием донорского органа. И это – целый протокол.

Если больной сохранен, то он имеет право на более качественный орган, и он может и будет ждать этот орган. Если же у пациента, например, рак, ожидается эскалация роста опухоли, то для пациента используется любой, первый оказавшийся доступным орган. Это мировой опыт.

Говорить ли о пересадке всему миру – дело пациента

– В мировом опыте также заложена повсеместная популяризация трансплантации. Знаменитости с пересаженными органами выступают по телевидению, проходит ежегодный марш людей, переживших трансплантацию, медики ведут с обществом постоянный диалог. В России же трансплантация в массовом сознании – это по-прежнему какое-то неприятное, да и не очень-то приличное дело.  Почему такое положение дел всех устраивает?

– Я понимаю, о чем вы говорите. Это, конечно, менталитет: национальные особенности воспитания, стеснительности или даже закрытости. Безусловно, например, у нас в стране есть люди, которые перенесли операцию простатэктомии или оперировали геморрой. Но где вы слышали, чтобы об этом говорилось вслух? Не говорят. Потому что не хотят, чтобы окружение знало, что у человека был геморрой. Хотя, казалось бы: геморрой и геморрой.

Но с другой стороны, существует же для чего-то врачебная тайна. Я не имею права говорить всем, что у пациента, например, вырезали полжелудка. Это его личное дело. И ему решать: говорить или не говорить.

На мой взгляд, это не связано с каким-то криминальным шлейфом, как вы говорите. Это связано именно с национальными особенностями воспитания и поведения. Например, у нас есть один довольно известный пациент, которому была успешно пересажена печень несколько лет назад. Но он не хочет это афишировать. Это – его дело.

Фото Анны Даниловой

Многие люди, которые живут с пересаженными органами не готовы делиться со всем миром этой информацией. Ну вот так сложилось, что же теперь поделаешь! Мы, в отличие от, допустим, жителей Соединенных Штатов Америки, не готовы делиться подробностями своей медицинской истории. А там это все на виду, все демонстрируется.

Хотя, надо сказать, что законодательством большинства стран запрещено сообщать информацию родственникам пациента, которому была проведена трансплантация, кем был донор. И наоборот, родственникам донора запрещено сообщать – кому достался орган. Хотя в некоторых странах все равно это де-факто происходит. Ну, скажем так, в силу национальной склонности к открытости. И тогда происходят шумные встречи со слезами на глазах, которые, в том числе, показывают по телевизору. Не думаю, что нам надо перенимать этот опыт и так же поступать у себя.

– Почему?

– Понимаете, дело не в том, кто получил твое сердце или сердце твоего родственника. Дело в том, чтобы это не было шоком для родственников, чтобы это был естественный процесс: тот, кого вы любили, умер, но посмертно он спас чью-то жизнь, что же теперь поделаешь. Вот нам бы пока хотя бы этот аспект довести до людей. Давайте начинать с малого.

Мы, по мере сил, пытаемся привлекать к нашей деятельности своих бывших пациентов: проводим футбольные турниры, встречи людей, переживших трансплантацию. Но потом эти усилия разбиваются о какой-нибудь сериал «След», который выходит федеральном телевидении и где кого-то в жуткой манере разбирают на органы.

Фото Анны Даниловой

Вы, как главный трансплантолог, выразили свое возмущение этим сериалом?

Да. В «Российской газете» вышло мое возмущенного письмо о том, какую ахинею показывают людям, а люди ее, открыв рот, смотрят.

Минздравом была инициирована большая просветительская программа. Однако, я не тешу себя надеждой, что эта кампания все быстро изменит. Это надо повторять из раза в раз, годами, поколениями, начиная со школы. И тогда, когда человек доживает до 50-ти лет и кто-то из близких у него, так получилось, погибает, то изъятие органов во имя спасения другого человека не станет каким-то странным, страшным или непонятным событием.

Информацию о трансплантации и о донорстве необходимо доносить до студентов-медиков. Как это выглядит сейчас: если о трансплантации мы имеем хотя бы какое-то упоминание в процессе обучения, то о донорстве нигде и никогда не произносится ни слова! И мы уже сами тем студентам, которые к нам сюда в Институт приходят, рассказываем и о деонтологии, и о юридическом аспектах.

О донорстве должны иметь представления не только хирурги-трансплантологи. Об этом должны знать и гинекологи, и ЛОРы, и, уж тем более реаниматологи. Мы эту работу взяли на себя и стараемся проводить. Результаты будут видны в будущем.

Мы стараемся, конечно, что-то сдвинуть с места. Но всё сразу невозможно сделать. Я был бы счастлив вам сейчас сообщить, что у меня, как у главного внештатного специалиста, есть возможность сабельного удара, который бы все изменил. Но это не так. Резкие перемены могут быть успешными только в маленькой стране. В такой огромной как у нас все двигается с места крайне медленно.

Телефон – главный предмет в моей жизни

– Какая часть вашей теперешней жизни вам больше нравится: практическая хирургия, трансплантация или управление, стратегия, руководство?

– Возможность стоять во главе такого учреждения, как наш Центр, позволяет мне многое менять, передавать методики людям, в том числе и в регионы, о которых вы так печетесь. К нам поехали учиться региональные врачи: они проходят повышение квалификации, чтобы работать по донорству и трансплантации.

Я считаю, что это эпохальное событие: что будут расти возможности изъятия донорских органов, вырастут возможности их пересадки, увеличится финансирование этого направления медицины, что даст, в свою очередь, новые возможности для развития. Вот так это работает.

– Но все же, где вы себя чувствуете больше на месте: в чиновничьем кресле или в операционной?

А я уже и не знаю. Конечно, я естественнее себя чувствую в операционной, когда знаю, что еще часов пять меня никто никуда не выдернет. Но у меня все время включенный телефон, я и из операционной должен выходить на связь, потому что масса происшествий случается то там, то сям. И мне нужно и туда ехать, и сюда ехать. Короче, телефон – это сейчас главный предмет в моей жизни. Я с ним сплю.

Было сложновато. Но ко всему можно привыкнуть. Хотя не могу сказать, что мне моя работа, мое место в мире не нравится. Это, порой, достаточно тяжело, порой – не все получается, порой – эмоциональные затраты кажутся непосильными и вызывают недопонимание. И с этим непросто справляться.

Фото Анны Даниловой

Скажем, сидим мы вот с вами сейчас, разговариваем, а вдруг звонит замминистра или, не дай Бог, сама [министр здравоохранения РФ] Вероника Игоревна [Скворцова] и говорит: «Что у вас происходит с таким-то пациентом там-то на Камчатке?». И мне нужно срочно знать, что это за пациент, что с ним. И ответить на все вопросы подробнейшим образом, потому что – кому еще отвечать, как не мне.

Такие ситуации в моей жизни сплошь и рядом. Порой кажется, что нагрузка эта слишком высокая. Но мне нравится: это полирует кровь.

 

 

Дорогие друзья приглашаем вас принят участие в школе пациентов в городе Пермь ,вы можете не только смотреть трансляцию ,но и задавать интересующие вас вопросы лекторам. Начало трансляции в 9.00 время московское

 

 

Дорогие друзья, 10 сентября 2017 года наша организация проводит Школу пациентов в городе Пермь. Это уже вторая наша школа в этом городе. Всех кто не может присутствовать лично, мы приглашаем поучаствовать онлайн. Как всегда ссылка на онлайн вещание будет доступна за 12 часов до начала мероприятия. Вы сможете не только посмотреть онлайн трансляцию, но так же задать свои вопросы лекторам.

 

Ежегодно 8 матра  в Обнинске проводятся Докторские гонки. Взрослые мужчины 50км, женщины 30 км, дети 1-5 км. Отдельный зачет для медиков.

Подробности по ССЫЛКЕ

Уважаемые друзья: вчера прошел нефромарафон посвященный Дню почки, посмотреть видео с марафона можно  на нашем канале или перейдя по ссылке 

 

НЕФРОМАРАФОН2017

 

 

Дорогие москвичи и гости столицы!
Приглашаем вас принять участие в спортивно – оздоровительном празднике
#НЕФРОМАРАФОН2017

«ЗДОРОВЫЕ ПОЧКИ – ЗДОРОВАЯ ЖИЗНЬ!»

11 МАРТА 2017 ГОДА
ПКиО «СОКОЛЬНИКИ» (Гайд-парк)
с 10.00 до 15.00

В ПРОГРАММЕ:
ШАТЕР «ЗДОРОВЬЕ» - КОНСУЛЬТАЦИИ ВЕДУЩИХ ВРАЧЕЙ;
ПРИВЕТСТВИЯ СПОРТСМЕНОВ, ЗВЕЗД ЭСТРАДЫ, ТЕАТРА, КИНО;
#НЕФРОМАРАФОН2017 – ДЕТСКИЙ И ВЗРОСЛЫЙ ЗАБЕГИ;
ЦЕРЕМОНИЯ НАГРАЖДЕНИЯ ПОБЕДИТЕЛЕЙ;
ДЕТСКИЙ СПОРТИВНЫЙ ГОРОДОК;
КОНКУРСЫ, ВИКТОРИНЫ, ПРИЗЫ.

Организатор праздника: Департамент здравоохранения города Москвы
Соорганизаторы: Городская клиническая больница №52, Столичная ассоциация врачей-нефрологов, Межрегиональная общественная ассоциация «НЕФРО-ЛИГА» и Межрегиональная общественная организация «Новая жизнь».
«Нефромарафон2017» приурочен ко Всемирному дню почки и направлен на информирование населения о возможных способах профилактики и диагностики почечных заболеваний, а также на популяризацию здорового образа жизни и физической активности. Ежегодно Всемирный день почки посвящается одной из ключевых проблем, связанных с почечными заболеваниями с целью объединения правительства, врачей и населения для их решения. Учитывая, что в 2017 году Всемирный день почки посвящен теме «Болезнь почек и ожирение», Департаментом здравоохранения города Москвы было приятно решение организовать в рамках мероприятия спортивный забег. Забег будет проходить в двух категориях: детский и взрослый. Перед началом забега для участников будет проведена профессиональная разминка от лучших фитнес-тренеров столицы. По итогам забега все участники будут награждены памятными медалями, а победители - кубками и подарками от организаторов и партнеров мероприятия
На протяжении всего праздника будет работать выездной шатер «Здоровье», где участники забега смогут получить информацию о правилах здорового образа жизни, получить консультацию врачей ГКБ№52, поучаствовать в викторинах и конкурсах на тему «Здоровые почки – здоровая жизнь!».
В мероприятии примут участие: ведущие нефрологи г. Москва, представители шоу-бизнеса, творческой интеллигенции, звезды театра, эстрады, кино, телевидения, олимпийские чемпионы, прославленные спортсмены, учащиеся специализированных классов, студенты медицинских ВУЗов, детские спортивные и творческие коллективы, москвичи и гости столицы.

Дата проведения - 11 марта 2017 года
Место проведения - ПКиО «СОКОЛЬНИКИ» (Гайд-парк)
Время проведения - 10.00 – 15.00
Регистрация - https://nefromarafon.timepad.ru/event/453287/
Количество участников – 500 человек

"Об утверждении порядка индивидуального обеспечения отдельных категорий граждан, имеющих право на получение государственной социальной помощи, лекарственными препаратами при наличии медицинских показаний (индивидуальная непереносимость, по жизненным показаниям): не входящих в стандарты медицинской помощи; по торговым наименованиям, а также изделиями медицинского назначения"

 

 

 

ПРАВИТЕЛЬСТВО МОСКВЫ

 

ДЕПАРТАМЕНТ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ

 

РАСПОРЯЖЕНИЕ

от 31 декабря 2015 г. N 1452-р

 

ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОРЯДКА ИНДИВИДУАЛЬНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ

ОТДЕЛЬНЫХ КАТЕГОРИЙ ГРАЖДАН, ИМЕЮЩИХ ПРАВО НА ПОЛУЧЕНИЕ

ГОСУДАРСТВЕННОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПОМОЩИ, ЛЕКАРСТВЕННЫМИ

ПРЕПАРАТАМИ ПРИ НАЛИЧИИ МЕДИЦИНСКИХ ПОКАЗАНИЙ

(ИНДИВИДУАЛЬНАЯ НЕПЕРЕНОСИМОСТЬ, ПО ЖИЗНЕННЫМ ПОКАЗАНИЯМ):

НЕ ВХОДЯЩИХ В СТАНДАРТЫ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ; ПО ТОРГОВЫМ

НАИМЕНОВАНИЯМ, А ТАКЖЕ ИЗДЕЛИЯМИ МЕДИЦИНСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ

 

В целях своевременного и гарантированного обеспечения отдельных категорий граждан, имеющих право на получение государственной социальной помощи, лекарственными препаратами и изделиями медицинского назначения:

1. Утвердить порядок индивидуального обеспечения отдельных категорий граждан, имеющих право на получение государственной социальной помощи, лекарственными препаратами при наличии медицинских показаний (индивидуальная непереносимость, по жизненным показаниям): не входящих в стандарты медицинской помощи; по торговым наименованиям, а также изделиями медицинского назначения согласно приложению к настоящему распоряжению.

2. Определить, что порядок и сроки проведения заявочной кампании для лекарственного обеспечения отдельных категорий граждан, имеющих право на получение государственной социальной помощи, утверждаются ежегодно распорядительным документом Департамента здравоохранения города Москвы.

3. Руководителям медицинских организаций государственной системы здравоохранения города Москвы, оказывающих первичную медико-санитарную помощь:

3.1. Осуществлять деятельность по индивидуальному обеспечению отдельных категорий граждан, имеющих право на получение государственной социальной помощи, в соответствии с Порядком, утвержденным данным распоряжением.

3.2. Назначить приказами ответственных сотрудников за данный раздел работы и внести соответствующие изменения в должностные инструкции ответственных лиц.

4. Начальнику Управления фармации Департамента здравоохранения города Москвы (Кокушкин К.А.), директору Государственного казенного учреждения города Москвы "Дирекция по координации деятельности медицинских организаций Департамента здравоохранения города Москвы" (ГКУ ДКД МО ДЗМ) (Белостоцкий А.В.) и директору Государственного казенного учреждения города Москвы "Дирекция по обеспечению деятельности государственных учреждений здравоохранения Троицкого и Новомосковского административных округов города Москвы" (ГКУ ДЗ ТиНАО) (Грицаюк В.Б.) в части своих компетенций, указанных в порядке:

4.1. Назначить ответственных лиц по контролю за полнотой представленных медицинскими организациями государственной системы здравоохранения города Москвы, оказывающими первичную медико-санитарную помощь, документов для индивидуального обеспечения отдельных категорий граждан, имеющих право на получение государственной социальной помощи, в соответствии с пунктом 2 утвержденного Порядка.

4.2. Осуществлять процедуру закупки лекарственных препаратов и изделий медицинского назначения для индивидуального обеспечения отдельных категорий граждан, имеющих право на получение государственной социальной помощи.

4.3. Осуществлять контроль обеспечения отдельных категорий граждан, имеющих право на получение государственной социальной помощи, лекарственными препаратами, изделиями медицинского назначения в соответствии с заключенными государственными контрактами.

5. Заместителю руководителя Департамента здравоохранения города Москвы (Старшинин А.В.) организовать проведение проверок медицинских организаций государственной системы здравоохранения города Москвы, оказывающих первичную медико-санитарную помощь, по вопросу целесообразности назначения лекарственных препаратов при наличии медицинских показаний (индивидуальная непереносимость, по жизненным показаниям): не входящих в стандарты медицинской помощи; по торговым наименованиям, а также изделий медицинского назначения.

Срок - ежемесячно.

6. Считать утратившим силу распоряжение Департамента здравоохранения города Москвы от 9 октября 2015 г. N 1123-р "О порядке индивидуального обеспечения отдельных категорий граждан, имеющих право на получение государственной социальной помощи, лекарственными препаратами, изделиями медицинского назначения".

7. Контроль за исполнением настоящего распоряжения возложить на первого заместителя руководителя Департамента здравоохранения города Москвы Потекаева Н.Н.

 

Министр Правительства Москвы,

руководитель Департамента

здравоохранения города Москвы

А.И. Хрипун

 

 

 

 

 

Приложение

к распоряжению Департамента

здравоохранения города Москвы

от 31 декабря 2015 г. N 1452-р

 

ПОРЯДОК

ИНДИВИДУАЛЬНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ОТДЕЛЬНЫХ КАТЕГОРИЙ ГРАЖДАН,

ИМЕЮЩИХ ПРАВО НА ПОЛУЧЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СОЦИАЛЬНОЙ

ПОМОЩИ, ЛЕКАРСТВЕННЫМИ ПРЕПАРАТАМИ ПРИ НАЛИЧИИ МЕДИЦИНСКИХ

ПОКАЗАНИЙ (ИНДИВИДУАЛЬНАЯ НЕПЕРЕНОСИМОСТЬ, ПО ЖИЗНЕННЫМ

ПОКАЗАНИЯМ): НЕ ВХОДЯЩИХ В СТАНДАРТЫ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ;

ПО ТОРГОВЫМ НАИМЕНОВАНИЯМ, А ТАКЖЕ ИЗДЕЛИЯМИ

МЕДИЦИНСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ

 

1. Руководитель медицинской организации (юридического лица) государственной системы здравоохранения города Москвы, оказывающей первичную медико-санитарную помощь (далее - медицинская организация):

1.1. Осуществляет в установленном порядке проведение врачебной комиссии медицинской организации для принятия решения о назначении лекарственных препаратов и изделий медицинского назначения для обеспечения отдельных категорий граждан, имеющих право на получение государственной социальной помощи, в том числе лекарственных препаратов, при наличии медицинских показаний (индивидуальная непереносимость, по жизненным показаниям): не входящих в стандарты медицинской помощи; по торговым наименованиям (далее - отдельные категории граждан при наличии медицинских показаний).

1.2. Привлекает при необходимости клинического фармаколога, внештатных окружных и других специалистов для принятия решения на врачебной комиссии медицинской организации о назначении лекарственных препаратов и изделий медицинского назначения согласно п. 1.1 настоящего Порядка.

1.3. Направляет в ГКУ ДКД МО ДЗМ или соответственно в ГКУ ДЗ ТиНАО по номенклатуре лекарственных препаратов, формирование потребности которых в соответствии с распорядительным документом Департамента здравоохранения города Москвы осуществляет медицинская организация, в течение 1 рабочего дня с даты подписания решения врачебной комиссии медицинской организации следующие документы:

1.3.1. Копию протокола врачебной комиссии медицинской организации по форме согласно приложению к настоящему порядку (в том числе с указанием наименования препарата, его дозировки, фасовки, формы выпуска (согласно Государственному реестру лекарственных средств), необходимых количеств (на месяц и на курс лечения).

1.3.2. Копию извещения о побочных действиях, серьезных нежелательных реакциях, непредвиденных нежелательных реакциях при применении лекарственных препаратов для медицинского применения (при их наличии), направленного в Федеральную службу по надзору в сфере здравоохранения в соответствии с порядком, утвержденным приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 26 августа 2010 г. N 757н "Об утверждении порядка осуществления мониторинга безопасности лекарственных препаратов для медицинского применения, регистрации побочных действий, серьезных нежелательных реакций, непредвиденных нежелательных реакций при применении лекарственных препаратов для медицинского применения".

1.4. Направляет в Управление фармации документы, указанные в пунктах 1.3.1 и 1.3.2 по номенклатуре лекарственных препаратов и изделий медицинского назначения, формирование потребности которой в соответствии с распорядительным документом Департамента здравоохранения города Москвы осуществляют главные внештатные специалисты Департамента здравоохранения города Москвы, в течение 1 рабочего дня с даты подписания решения врачебной комиссии медицинской организации.

1.5. Организует на период проведения закупки лекарственных препаратов альтернативное лечение пациентов по медицинским показаниям.

2. ГКУ ДКД МО ДЗМ и ГКУ ДЗ ТиНАО в соответствии с пунктом 1.3 настоящего Порядка:

2.1. Проверяют полноту представленных документов (проверяется также внесение соответствующей информации в медицинские документы пациента, в журнал врачебной комиссии медицинской организации) в течение 3 рабочих дней с даты поступления документов от медицинской организации (юридического лица) государственной системы здравоохранения города Москвы, оказывающей первичную медико-санитарную помощь.

2.3. Формируют аналитические справки по обоснованию начальной (максимальной) цены контракта в течение 3 рабочих дней.

2.4. Осуществляют процедуру закупки лекарственных препаратов и изделий медицинского назначения для индивидуального обеспечения отдельных категорий граждан, имеющих право на получение государственной социальной помощи.

2.5. По результатам закупки информируют руководителя медицинской организации о поступлении лекарственного препарата, изделия медицинского назначения.

2.6. Организуют обеспечение пациентов по рецептам, выписанным медицинским работником, в установленном Минздравом России порядке.

3. Управление фармации Департамента здравоохранения города Москвы, ГКУ ДКД МО ДЗМ и ГКУ ДЗ ТиНАО направляют заместителю руководителя Департамента здравоохранения города Москвы (Старшинин А.В.) сводную информацию в разрезе медицинских организаций государственной системы здравоохранения города Москвы, оказывающих первичную медико-санитарную помощь, о назначении лекарственных препаратов при наличии медицинских показаний (индивидуальная непереносимость, по жизненным показаниям): не входящих в стандарты медицинской помощи; по торговым наименованиям, а также изделий медицинского назначения ежемесячно.

4. Управление фармации Департамента здравоохранения города Москвы (Кокушкин К.А.) совместно с Управлением экономического планирования и организации закупок (Шабалдина И.В.) осуществляют процедуру закупки по номенклатуре лекарственных препаратов и изделий медицинского назначения в соответствии с пунктом 1.4 распоряжения для индивидуального обеспечения отдельных категорий граждан, имеющих право на получение государственной социальной помощи.

5. Данный порядок не распространяется на обеспечение лекарственными препаратами, предназначенными:

5.1. Для лечения больных злокачественными новообразованиями лимфоидной, кроветворной и родственных им тканей, гемофилией, муковисцидозом, гипофизарным нанизмом, болезнью Гоше, рассеянным склерозом, а также после трансплантации органов и (или) тканей (закупка и поставка осуществляется Минздравом РФ).

5.2. Для лечения заболеваний, включенных в перечень жизнеугрожающих и хронических прогрессирующих редких (орфанных) заболеваний, приводящих к сокращению продолжительности жизни гражданина или инвалидности.

 

Начальник Управления фармации

Департамента здравоохранения

города Москвы

К.А. Кокушкин

 

 

 

 

 

Приложение

к Порядку

 

ПРОТОКОЛ

РЕШЕНИЯ ВРАЧЕБНОЙ КОМИССИИ МЕДИЦИНСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ

 

    Наименование медицинской организации __________________________________

 

                   Протокол N ___ от "__" _____ 20__ г.

 

                             Состав комиссии:

 

Председатель:

Главный врач "ГБУЗ ГП N ____ ДЗМ"

______________________________________

                (ФИО)

Члены комиссии:

    Зам. гл. врача по мед. части

______________________________________

                (ФИО)

    Внештатный специалист округа

    по профилю ____________

______________________________________

                (ФИО)

    Клинический фармаколог

______________________________________

                (ФИО)

Ф.И.О. пациента:

___________________________________________________________________________

Дата рождения пациента: "__" _______ ___ г.

Код льготы: _______________________________________________________________

Диагноз:

основной: _________________________________________________________________

сопутствующий: ____________________________________________________________

осложнения: _______________________________________________________________

Консультации специалистов: ________________________________________________

___________________________________________________________________________

___________________________________________________________________________

Консультация главного (окружного) внештатного специалиста

по профилю (заключение-обоснование): ______________________________________

___________________________________________________________________________

Консультация клинического фармаколога (заключение-обоснование)

___________________________________________________________________________

1.   ПРИЧИНОЙ   НЕОБХОДИМОЙ  ЗАМЕНЫ  РАНЕЕ  НАЗНАЧЕННОГО  ЛП  ЯВЛЯЕТСЯ  ЕГО

НЕЭФФЕКТИВНОСТЬ: Нет/Да

    Представлена   Карта  извещения  о  развитии  неблагоприятной  побочной

    реакции или неэффективности лекарственного средства

    Нет/Да (заполнена и информативна)/Да (заполнена, не информативна)

    Клинические  методы,  подтверждающие неэффективность ранее назначенного

    ранее ЛП (в т.ч.  отсутствие положительной динамики со стороны качества

    жизни): _______________________________________________________________

    Лабораторные  методы, подтверждающие неэффективность назначаемого ранее

    ЛП: ___________________________________________________________________

    Инструментальные  методы,  подтверждающие  неэффективность назначаемого

    ранее ЛП: _____________________________________________________________

    Проведена  консультация  аллерголога  (в случаях развития лекарственной

    аллергии): Нет/Да

      ФИО аллерголога, дата и место консультирования: _____________________

      Заключение аллерголога: _____________________________________________

    Представлена    копия     медицинской     документации    (амбулаторная

    карта/выписка),  в  которой   зафиксирован  факт  неэффективности ранее

    назначенного ЛП: Нет/Да

2.  ПРИЧИНОЙ  НЕОБХОДИМОЙ  ЗАМЕНЫ  РАНЕЕ  НАЗНАЧЕННОГО ЛП ЯВЛЯЕТСЯ РАЗВИТИЕ

НЕБЛАГОПРИЯТНОЙ ПОБОЧНОЙ РЕАКЦИИ (НПР): Нет/Да

    Представлена    Карта   извещения  о  развитии неблагоприятной побочной

    реакции или неэффективности лекарственного средства

    Нет/Да

    Клинические  методы,  подтверждающие  НПР  при  применении назначенного

    ранее ЛП: _____________________________________________________________

    Лабораторные  методы,   подтверждающие  НПР при применении назначенного

    ранее ЛП: _____________________________________________________________

    Инструментальные методы, подтверждающие НПР при применении назначенного

    ранее ЛП: _____________________________________________________________

3.  ПРИЧИНОЙ  НЕОБХОДИМОЙ   ЗАМЕНЫ РАНЕЕ НАЗНАЧЕННОГО ЛП ЯВЛЯЕТСЯ ВЫЯВЛЕНИЕ

ГЕНЕТИЧЕСКИХ  ПРЕДИКТОРОВ  НЕЭФФЕКТИВНОСТИ  ИЛИ  РАЗВИТИЯ ПОБОЧНЫХ РЕАКЦИЙ:

Нет/Да

    Какие  выявлены  генетические  предикторы,  ассоциированные с развитием

НПР/неэффективности ЛП (указать генотипы): ________________________________

    Где и когда выполнялось фармакогенетическое тестирование: _____________

    Представлено  официальное заключение фармакогенетического тестирования:

    Нет/Да

4.  ПРИЧИНОЙ  НЕОБХОДИМОЙ   ЗАМЕНЫ РАНЕЕ НАЗНАЧЕННОГО ЛП ЯВЛЯЕТСЯ ВЫЯВЛЕНИЕ

ТОКСИЧЕСКИХ  ИЛИ  СУБТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ  КОНЦЕНТРАЦИЙ  ЛП  В  ПЛАЗМЕ  ПРИ  ЕГО

ДОЗИРОВАНИИ В СООТВЕТСТВИИ С ИНСТРУКЦИЕЙ ПО МЕДИЦИНСКОМУ ПРИМЕНЕНИЮ: Нет/Да

    Значение концентрации ЛП в плазме с указанием референтных значений: ___

    Где и когда выполнялось исследование: _________________________________

    Представлено  официальное  заключение  об определении концентрации ЛП в

    плазме: Нет/Да

5. ПРИЧИНОЙ ЗАМЕНЫ РАНЕЕ НАЗНАЧЕННОГО ЛП ЯВЛЯЮТСЯ ДРУГИЕ ПРИЧИНЫ: Нет/Да

___________________________________________________________________________

___________________________________________________________________________

НАИМЕНОВАНИЕ ЛЕКАРСТВЕННОГО ПРЕПАРАТА _____________________________________

___________________________________________________________________________

ОБОСНОВАНИЕ НАЗНАЧЕНИЯ ДАННОГО ЛЕКАРСТВЕННОГО ПРЕПАРАТА:

___________________________________________________________________________

___________________________________________________________________________

___________________________________________________________________________

 

РЕШЕНИЕ:

На  основании вышеизложенного просим разрешить выписку ЛП (указать торговое

наименование, дозу, форму выпуска, кратность приема в сутки, пути введения,

длительность приема лекарственного препарата): ____________________________

___________________________________________________________________________

___________________________________________________________________________

Расчет количества препарата на: курс приема, месяц, год.

(количество таблеток, капсул, ампул, небул и т.д. - нужное подчеркнуть)

___________________________________________________________________________

Количество упаковок препарата сроком на (месяц, год)

(с указанием фасовки согласно ГРЛС)

_______________________________________,

_________________ по клиническим (жизненным) показаниям.

 

Подписи членов комиссии:

Главный врач "ГБУЗ ГП N ___ ДЗМ" __________________________________________

                                              (подпись, дата)

Зам. гл. врача по мед. части ______________________________________________

                                             (подпись, дата)

(При необходимости приглашенные специалисты)

Внештатный специалист округа по профилю ___________________________________

                                                  (подпись, дата)

Клинический фармаколог ____________________________________________________

                                         (подпись, дата)

М.П.

Начальник Управления организации

Первичной медико-санитарной помощи                           А.В. Жолинский

 

 

 

Уважаемые пациенты, выписка препаратов Прографа и Адваграфа только по решение ВК. Препараты будут закупаться  персонально для каждого пациента 

Дорогие друзья мы рады сообщить, что мы  провели школу в городе Севастополе и открыли 2 отделения нашей организации в Севастополе и Симферополе.  На наше мероприятие собралось порядка 75 человек,  для первой школы в данном регионе, это большой показатель. Нами была проедена огромная работа по подготовке данного мероприятия.  В нашей школе приняли участие главный нефролог России ( Е.М. Шилов)  и главный нефролог Крыма( Н.В. Веселкова) . Нам не просто было собрать людей из двух городов в одном месте,  мы очень рады, что люди нашли в время посетить нашу школу.  Так же выражаем благодарность ВРАЧАМ, что смогли найти время в свой выходной и принять участие в данном мероприятии. Сейчас не простое время и думаю пациенты  рады, что есть организация, которая готова встать на защиту их интересов и их жизни. Люди рассказали о проблемах которые их тревожат. В основном это лекарственное  обеспечение и нехватка медицинского персонала в диализных центрах., отсутствия новых центров в городе Севастополь. Так же участие в нашей школе принял Власов Я.В., (Председатель Общественного совета по защите прав пациентов в Федеральной службе по надзору в сфере здравоохранения и социального развития., « Вопросы законодательства Росздравнадзора»  д.м.н. Профессор,) он рассказал как происходит

разработка и принятие законов, как люди объединившись с общественной организацией могут отстаивать свои права,  ( 03/10  будет заседание общественного совета ( г Симферополь)  куда была приглашена наша организация в лице руководителя И.М. Христовой,  а так же представителя нашей организации в г. Симферополе)  Именно вместе мы может  отстаивать наши права и помогать чиновникам в решении наших проблем.  Всегда должен быть диалог.  

 

Подрлбнее  на форуме в разделе НАШИ ШКОЛЫ 

Как решить проблему нехватки органов, и каким образом пациенты могут сами себе помочь, РИАМО рассказал заслуженный врач РФ и хирург МОНИКИ Ян Мойсюк.

 

Сегодня невозможно сказать точно, сколько людей умирает в России по причине нехватки донорских органов. Такая статистика попросту не ведется. В стране нет единого листа ожидания, в который были бы включены все нуждающиеся. Однако проблема очевидна – многие пациенты так и не дожидаются жизненно необходимой пересадки. В Московском областном научно-исследовательском клиническом институте (МОНИКИ) им. Владимирского стараются в корне переломить ситуацию: в 2016 году здесь стартовали программы трансплантации печени и прижизненного донорства почки. Как решить проблему нехватки органов, и каким образом пациенты могут сами себе помочь, РИАМО рассказал д. м. н., профессор, заслуженный врач РФ и ведущий хирург МОНИКИ Ян Мойсюк.

 

Первые пересадки печени

По данным регистра Российского трансплантологического общества, в 2015 году в листах ожидания на пересадку донорских органов стояло около 5 800 россиян. При этом, по словам руководителя Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов им. Шумакова Сергея Готье, приведенным на сайте организации, до плановой операции по пересадке печени или сердца не доживает каждый десятый пациент.

 

Причин такой печальной статистики несколько. Одна из них – отсутствие самодостаточности регионов, то есть большинство регионов РФ не располагают центрами, где делают операции по трансплантации. На конец 2015 года в 85 субъектах РФ функционировало всего 36 центров по трансплантации почки, 17 – по трансплантации печени и 10 – по пересадке сердца.

Даже в Московской области до недавнего времени проводились лишь операции по пересадке почки. Ситуация изменилась после прихода в 2016 году в МОНИКИ Яна Геннадиевича Мойсюка, который до этого с 1990 г. бессменно руководил ведущим в стране отделением трансплантации почки и печени в ФНЦ им. Шумакова.

С начала 2016 года администрацией и коллективом МОНИКИ была проделана огромная работа по запуску программы пересадки печени от посмертного донора. Трансплантация печени – это вопрос не только высокотехнологичной хирургии.

«Такая операция – это мультизадача, в процесс ее решения вовлечены очень многие: хирурги, анестезиологи, реаниматологи, терапевты, донорская служба и многие другие подразделения института. На первом этапе, я считаю, задача в институте решена. В октябре были выполнены первые трансплантации печени, которые прошли благополучно и без осложнений. Оба пациента, жители Подмосковья, уже выписаны и чувствуют себя хорошо», – рассказал Мойсюк.

Важно отметить, что деятельность донорской службы Московской области максимально направлена на помощь жителям региона и может обеспечить более 30 нуждающихся в пересадке печени.

Три шага к спасению: что нужно менять в системе донорства органов в Подмосковье >>

«Теперь, после запуска программы по пересадке печени на базе МОНИКИ, может произойти постепенное и закономерное перераспределение регионального донорского ресурса, который будет направлен на оказание помощи прежде всего жителям Подмосковья», – отметил Мойсюк.
 

Доноров не хватает

Однако праздновать победу еще рано – запуск программы не имеет смысла ради одной-двух операции, считает врач.

«Эффективность работы зависит не только от успешности проводимых операций – в этом плане наши показатели соответствуют лучшим мировым практикам – но и от количества ежегодно проводимых пересадок. У нас прекрасные специалисты, с финансированием вопрос тоже решается», - говорит Мойсюк.

«Самое узкое место – донорство! Трансплантология невозможна без развитой системы донорства, для становления которой в России предстоит еще очень много сделать», – считает профессор.
 

Сегодня в России катастрофически не хватает донорских органов. По данным ФНЦ трансплантологии, в 2015 году в стране насчитывалось 3,0 донора на 1 миллион населения. По Москве и Московской области эти показатели выше – 11,5 и 6,0 доноров соответственно. Для сравнения, в Испании, являющейся одной из лидеров по числу пересадок в мире, количество доноров составляет около 36-40 человек на миллион граждан, в Хорватии – примерно 50 на миллион, в Белоруссии – 20 доноров.

 

Уроки донорства

По мнению врача, для достижения таких показателей в России прежде всего необходимо работать над просвещением населения и медицинского персонала.

Как отмечает Ян Геннадиевич, очень немного медицинских работников действительно разбираются в вопросе. Среди медиков встречаются даже такие вопиющие заблуждения, что, если у донора забрали сердце, значит он был еще жив, значит можно было спасти. Эти ошибочные представления обрастают «страшилками», не выдерживающими никакой критики и не имеющими ничего общего с реальностью.

«Решение, сообщать ли о возможном доноре, принимает врач-реаниматолог или главный врач. Делают они это, опираясь на собственные соображения, знания, личные убеждения и даже страхи. Исход ситуации остается полностью на их совести, и никем никак не контролируется», – объясняет Мойсюк.
 

Нередко, в виду непонимания вопроса, решение сообщить о доноре просто не принимается. При этом в передовых странах несообщение о доноре приравнивается к неоказанию медицинской помощи. Ведь в случае с сердцем, легкими единственным источником органов является посмертное донорство, добавил он.

Отсутствие ответственности врачей за принятое решение по возможному донору ставит под угрозу жизни пациентов, которых можно было бы спасти, обеспечив их донорскими органами. В МОНИКИ работают над исправлением ситуации, врачи-трансплантологи ездят по подмосковным больницам, проводят лекции, разъясняя коллегам медицинские, организационные и юридические аспекты.

Самые громкие случаи врачебных ошибок в московском регионе >>

Смертельное ожидание

Однако если в случае с болезнями сердца речь идет только о посмертном донорстве, то в случае почечной недостаточности и терминальной стадии болезней печени можно помочь пациентам за счет прижизненного донорства. В МОНИКИ запущена программа по пересадке почки от родственного донора.

 

Как рассказал Мойсюк, в МОНИКИ давно успешно функционирует отделение трансплантации почки, в год выполняется около 40-60 трансплантаций. При этом в листе ожидания института на пересадку сейчас стоят 150-200 человек. Срок ожидания варьируется от нескольких месяцев до 5 лет, в среднем – 3 года. За это время состояние здоровья у пациента может серьезно ухудшиться. При этом ресурсов центра трансплантологии на базе МОНИКИ хватило бы для выполнения до 100 и более операций в год.

Таким образом, при достаточном обеспечении донорскими органамиможно было бы помочь в несколько раз большему числу пациентов и существенно сократить очередь в листах ожидания как по почке, так и по печени.

К сожалению, динамика сегодня совершенно обратная. Пациентам, страдающим хронической почечной недостаточностью, для поддержания жизнедеятельности требуется внепочечное очищение крови при помощи гемо- или перитонеального диализа. Эту процедуру пациент проходит регулярно в диализных центрах. По данным главного трансплантолога Московской области Леонида Бельских, прирост числа пациентов на диализе в Подмосковье ежегодно составляет в среднем 170 человек. Чтобы скомпенсировать хотя бы это увеличение, требуется выполнять около 200 пересадок в год.

 

 
 

Живые доноры

По словам Мойсюка, для увеличения количества операций по трансплантации почки необходимо двигаться в двух направлениях: развивать посмертное донорство и популяризировать прижизненное донорство.

«Прижизненное донорство – очень мощный дополнительный ресурс для обеспечения нуждающихся в трансплантации почки. Еще работая в центре им. Шумакова и видя проблему нехватки доноров посмертно, с 1999 года мы с коллегами начали развивать программу родственной пересадки. В итоге к 2015 году доля пересадок от живых доноров составила не менее 40%. Это означает, что в одном отдельно взятом Центре удалось увеличить количество пересадок почки практически вдвое, то есть в 2 раза больше пациентов получили необходимую помощь. В целом же по России этот показатель не превышает 20%, для сравнения в США этот показатель – 40%, в Голландии – 60%», – комментирует хирург.

 

Ранее в МОНИКИ выполнялись пересадки почки только от посмертных доноров, а с 2016 года начали выполнять операции по трансплантации почки от живых доноров. В сентябре проведены две успешные операции, на данный момент готовятся к пересадке еще 4 пары «донор-реципиент». Главный же парадокс в том, что все эти люди пришли в МОНИКИ самостоятельно, а не по направлению врачей.

Удивительна на этом фоне и другая статистика. На данный момент в Московской области около 2000 пациентов находится на диализе. Не менее 1500 из них могут рассматриваться как кандидаты на трансплантацию – это те, у кого не будет медицинских противопоказаний. Однако суммарно в листах ожидания стоят всего около 300 жителей Подмосковья.

«Получается, что только 20% из тех, кому операция могла бы помочь, рассматривают ее, как возможный способ радикального лечения. Происходит это прежде всего из-за низкой осведомленности не только пациентов, но и врачей», – констатирует Мойсюк.

Посмертное донорство для байкеров в России предложили поощрять налоговыми льготами >>

Врачебный саботаж

Как рассказал профессор, в других странах, если пациент с почечной недостаточностью стоит перед выбором – идти на пересадку или ходить на диализ, то первое, о чем он информируется – это то, что у него есть возможность пересадки от живого донора. При этом, в отличие от России, круг возможных доноров во многих государствах не ограничивается только генетическими родственниками, это может быть даже друг. У нас же донором не может стать ни супруг, ни приемные родители, ни другие члены семьи, несвязанные генетическим родством.

«В нашей стране, кроме того, что закон серьезно сужает круг возможных доноров, сами врачи не спешат рекомендовать подобные операции», – сожалеет Мойсюк.
 

Придя в МОНИКИ, он разослал письма руководству всех диализных центров Подмосковья с сообщением о том, что институт готов начать работу по пересадке почки от живых доноров. К сожалению, никакой реакции пока на это не последовало.

 

«По ряду причин, начиная от неграмотности и заканчивая простым нежеланием перестраивать работу, многие врачи саботируют развитие прижизненного донорства. Некоторые из них даже считают, что пересадка несильно поможет пациенту, а здорового родственника инвалидизирует. Но это не так. В пользу родственной трансплантации довольно много аргументов», – отмечает врач.

По его словам, если есть живой донор, то можно миновать длительный период ожидания органа, что благоприятно скажется на состоянии больного. Можно выбрать оптимальное время для операции и провести ее планово. Все это значительно повышает шансы на успех, что доказано многочисленными зарубежными и отечественными данными. Статистика свидетельствует о том, что длительный прогноз лучше при трансплантации от живого донора, особенно в случае родственной пересадки. Конечно, могут быть и потери. Врачи не абсолютизируют этот метод, но процент неудач очень невелик, он существенно меньше, чем при трансплантации почки от трупного донора.

Завотделением ЦГБ Электростали: Гемодиализ — альтернатива искусственной почки >>

Дело рук самих больных

Пока работа с врачами не дает заметных результатов, в МОНИКИ стараются информировать пациентов. По диализным центрам Подмосковья распространяется информация о возможности родственного донорства. И пациенты начали обращаться в МОНИКИ сами.

«Люди хотят помочь своим близким, улучшить, а может быть, даже спасти их жизнь. И речь ни в коем случае не идет о принесении себя в жертву. Безусловный принцип таких операций – обеспечение безопасности донора», – подчеркнул ведущий хирург МОНИКИ.
 

По его словам, недостаточно лишь добровольного желания родственника отдать свою почку. Он проходит очень строгое, серьезное и всестороннее медицинское обследование. Около 40% потенциальных кандидатов отвергаются. Трансплантация проводится только после того, как консилиум врачей приходит к выводу, что, во-первых, удаление одной почки не нанесет ущерба здоровью донора, и, во-вторых, что эта пересадка будет целесообразна для реципиента. Проводится очень серьезная работа по выбору пары. К счастью, люди начинают это понимать, заключил специалист.

.Дорогие друзья! К нашей большой радости к нам присоединились еще два региона - регион Республики Крым и Читы.
2 октября мы проводим в г.Севастополь нашу школу семинар для врачей,пациентов и их родственников.Сбор всех желающих в г.Симферополь ,далее все будут доставлены в г.Севастополь и обратно.
 
 
 
 
 
 

Возможность задавать вопросы и получить ответы по лечению и жизни с заболеваниями почек.

Принимают участие :к.м.н. Милосердов И.А. Врач-хирург высшей категории Заведующий отделением пересадки почки и гемодиализа ФМБА

Шило Валерий .Юрьевич - к.м.н.., доцент кафедры нефрологии ФПДО МГМСУ. Николаев Сергей. Николаевич -Руководитель нефроурологического Центра – профессор, доктор медицинских наук, врач высшей квалификационной категории

 

Валов Алексей Леонидович — д.м.н., заведующий отделением пересадки почки Федерального государственного бюджетного учреждения «Российская детская клиническая больница» Минздрава России;

Головкина Татьяна Михайловна – к.м.н. врач-диетолог

10-30-11-00 Регистрация

11-00 -11-05 Вступительное слово Председателя Межрегиональной общественной организации нефрологических и трансплантированных пациентов « НОВАЯ ЖИЗНЬ» Христовой И.М.

11.45 -12-30 к.м.н. Шило В.Ю. тема-«Секреты гемодиализа.»

12-30-13-10 к.м.н. Милосердов И.А. Врач-хирург высшей категории Заведующий отделением пересадки почки и гемодиализа ФМБА

13-10-13-40 д.м.н. Валов .А.Л. – Детская Трансплантология

13-40-14-20 д.м.н Николаев С Н. - Дисфункция мочевого пузыря у детей

14-20-14--50 к.м.н. Головкина Т.М. – Подбор Питания пациентов

15-30 - 15-40 Кирюхина А.Б. –Впечатление о нефроурологической помощи детям

15-40-15-50 Кострулева С.Я.-Возможность родить здорового ребенка с трансплантированной почкой.

14-50-15-30 ОБЕД 

Часть 2 15-50--17-00 Красота приходит в дом

Место проведения ,

ДУРАСОВСКИЙ ПЕРЕУЛОК д.7 ОТЕЛЬ ЭРМИТАЖ НА ПОКРОВЕ. Проезд от м. Чистые пруды, Тургеневская, Сретенский бульвар до остановки Казамерный переулок. От м. Новокузнецкая до остановки Дурасовский переулок. Запись на мероприятие в меню сайта( запись на мероприятие) и по телефонам 8 (999) 988-79-03   и 8 ( 916) 907-92-02 . 

 

11-й Всемирный день почки отмечается 10 марта 2016 года. Это ежегодное глобальное мероприятие, проводимое совместно Международным обществом нефрологов (International Society of Nephrology, ISN) и Международной федерацией нефрологических организаций (International Federation of Kidney Foundations, IFKF), стало эффективным средством информирования людей о серьезности заболеваний почек и их послед- ствиях. В этом, 2016 году Всемирный день почки посвящен заболеваниям почек у детей и предпосылкам их развития у взрослых, которые могут начинаться в раннем детстве. Пациенты, перенесшие острое повреждение почек (ОПП) в детском возрасте, могут иметь пролонгирован- ные негативные последствия, вплоть до хронической болезни почек (ХБП). Кроме того, ХБП, перенесенная в детстве, особенно врожденная ХБП, а также осложнения от многих не почечных заболеваний могут привести не только к значительной заболеваемости и смертности в детском возрасте, но и к серьезным проблемам со здо- ровьем по истечении детского возраста. В действительности, детская смертность от длинного списка инфекци- онных заболеваний неразрывно связана с заболеваниями почек. Например, дети, которые заболевают холерой или другими желудочно-кишечными инфекционными заболеваниями, часто умирают не по причине данных инфекций, а от ОПП. Кроме того, множественные исследования доказывают, что артериальная гипертензия, протеинурия и ХБП в зрелом возрасте имеют «предшественников» в детском возрасте – еще с внутриутробного или перинатального периодов развития. Всемирный день почки – 2016 имеет целью повысить общую осведомленность людей о том, что многие из взрослых заболеваний почек фактически начинаются в детстве. Понимание важности диагностирования забо- леваний почек в детском возрасте позволяет выявлять и превентивно наблюдать за пациентами с повышенным риском ХБП на протяжении всей их жизни. Статистические данные о заболеваемости ХБП и ОПП в детском возрасте в настоящее время ограничены во всех странах, хотя и наблюдается определенное улучшение ситуации. Распространенность ХБП в детском воз- расте достаточно низка и составляет от 15 до 74,7 на 1 млн детей в зависимости от региона. Такой разброс скорее всего связан с тем, что данные о заболеваемости ХБП подвержены влиянию региональных и культурных фак- торов, а также используемой методологии. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) не так давно доба- вила почечные и урологические заболевания в список мониторируемых по смертности во всем мире, поэтому с течением времени данные ВОЗ станут доступными. На сегодняшний день ВОЗ не предоставляет детализацию по возрастным группам (как это и должно быть в будущем, чтобы повысить ценность таких данных). Тем не менее, данные из таких источников, как Североамериканский педиатрический регистр почечных проб и сочетанных исследований (North American Pediatric Renal Trials and Collaborative Studies, NAPRTCS), Объединенная систе- ма данных о донорских почках США (U.S. Renal Data System, USRDS) и регистр Европейской ассоциации диа- лиза и трансплантации (EDTA), включают информацию о заболеваемости хронической почечной недостаточно- стью (ХПН) у детей и (незначительно) по ХБП. А такие проекты, как «ItalKid» (перспективный популяционный регистр заболеваемости ХПН среди детей, Италия) и «CKiD» (перспективные когортные исследования заболе- ваемости ХПН среди детей, проводимые Национальными институтами здоровья, США), исследование «Global Burden of Disease Study 2013», а также ряд национальных регистров, которые стали появляться в последнее время во многих странах мира, предоставляют все более и более детальную и актуальную информацию по забо- леваниям почек среди детского населения. ОПП может привести к развитию ХБП (в соответствии с рядом «взрослых» исследований). Заболеваемость ХБП среди детей, поступающих в больницы, варьирует очень сильно – от 8 до 89%. Результат, как правило, зависит от имеющихся исследовательских ресурсов. Результаты глобальных исследовательских проектов, таких как «Всемирное исследование ОПП, почечной недостаточности и их эпидемиологии у тяжелобольных детей» (Assessment of Worldwide Acute Kidney Injury, Renal Angina and Epidemiology in critically ill children, «AWARE»; не путать с «AWAreness during REsuscitation», – иным, не связанным с заболеваниями почек медицинским исследованием) и еще одного исследования в пяти странах на предмет заболеваемости ХБП среди детей, еще только ожидаются. Моноинституциональные исследования, такие как мета-анализ по историям болезней пациентов, показывают, что и ОПП, и ХБП у детей составляют меньшинство из всего массива заболе- ваемости ХБП в мире. Тем не менее, становится все более очевидным, что заболевания почек в зрелом возрасте часто имеют «детское» наследие. 

Федеральным законом от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для государственных и муниципальных нужд» предусмотрено, что для осуществления заказчиками закупок федеральные органы исполнительной власти, осуществляющие нормативно-правовое регулирование в соответствующей сфере деятельности, разрабатывают и утверждают типовые контракты, типовые условия контрактов, которые размещаются в единой информационной системе и составляют библиотеку типовых контрактов, типовых условий контрактов.

Минздрав России выставил на общественное обсуждение проект ведомственного приказа «Об утверждении типовых условий контракта на поставку лекарственных препаратов».  

В частности, контракт будет содержать ряд разделов, среди которых: предмет контракта (данный раздел должен содержать описание предмета контракта в соответствии с требованиями Гражданского кодекса РФ, место, условия и порядок поставки товара и т.п.); цена контракта (цена контракта и валюта платежа устанавливаются в российских рублях); права и обязанности сторон контракта; экспертиза качества товара; упаковка и маркировка, Порядок поставки товара и документация, порядок расчетов и др.

Кроме того, приложением к приказу разработана информационная карта типовых условий контракта на поставку лекарственных препаратов.

Общественное обсуждение проекта приказа проводится с 14 по 28 ноября 2015 г.

ПРОГРАММА

ШКОЛЫ –СЕМИНАРА

18 октября 2015 год 

«Проблемы нефрологических больных в России»

Тема: Откровенный разговор с врачом.

Возможность задавать вопросы и получить  ответы по лечению  и жизни с заболеваниями почек.

В школе участвуют:

к.м.н. Котенко О.Н. Главный внештатный специалист Нефролог Департамента Здравоохранения  г.Москвы , зам. главного врача  по нефрологии 52 ГКБ  .                                                                 

к.м.н. Шило В.Ю.   доцент кафедры нефрологии ФПДО МГМСУ.   

к.м.н. Денисов А.Ю.

Игумен Иннокентий-ректор Духовной академии г.Воронеж

Регистрация

9-30-10-00

10.00-10.10  Вступительное слово  Председателя   Межрегиональной общественной организации нефрологических и трансплантированных пациентов « НОВАЯ ЖИЗНЬ»  Христовой И.М.

 

10.1 0-11.00  к.м.н. Котенко О.Н.   Образ жизни с заболеванием ХПН . (нефрология, вопросы по любым  додиализным заболеваниям,  режиму жизни, лечению и питанию  на диализе и после трансплантации почки). Этические нормы поведения врача и пациента.

11.00 -11-40:  к.м.н. Шило В.Ю. Правда  и  мифы гемодиализа. Протез почки. Миф или реальность?Проблемы, с которыми пациент сталкивается, находясь на диализе.

11-40-12-00   игумен Иннокентий (тема уточняется)

12-00-12-30.  к.м.н. Денисов А.Ю Гемодиализ: индивидуальный подбор фильтра "

 

13-20- 14-00   Бабарин   Д.  С.  Правильно питаемся.      Мастер –класс приготовления  «правильного « шоколада в домашних условиях.

14-00- 15-00      ОБЕД

Желающим принять участие, необходимо обязательно зарегистрироваться в оргкомитете,  для того чтобы рассчитать количество питания и места в автобусе:

Оргкомитет: 8-999-988-79-03      ДМИТРИЙ      Babarin@bk.ru

                         8-926-702-33-82    НАТАЛЬЯ

                         8-916-038-83-23      РОМАН

Все гости школы-семинара будут доставлены автобусами в  отель ,где будет проходить мероприятие, и обратно.

 Все будут обеспечены питанием. 

Наши автобусы будут Вас ожидать 18 октября года около станции метро "ЧИСТЫЕ ПРУДЫ ," линии московского метрополитена, с 8-45 до 9-15 утра.. На улице Вас будут встречать с плакатом "НОВАЯ  ЖИЗНЬ". На автобусе также под лобовым стеклом будет табличка "НОВАЯ  ЖИЗНЬ"
Мероприятие пройдет в виде интерактивного. Пациенты смогут задавать интересующие их вопросы и получить ответы от лучших нефрологов, трансплантологов- лучших врачей России.  Будут прочитаны лекции по качеству жизни с заболеванием ХПН , диализу ,правам пациентов, присвоении инвалидности .Если вы решили приехать на мероприятие, то во-первых запишитесь, пожалуйста, а во-вторых подготовьте интересующие вас вопросы.

Адрес:  станция метро Чистые пруды, Тургеневская, Сретенский   бульвар      ( выход к  чистопрудному бульвару) далее на любом трамвае до остановки Казарменный переулок.  От  метро Новокузнецкая,  на любом трамвае ( в сторону чистых прудов) до остановки  Дурасовский переулок.  Дурасовский переулок,д.7 ОТЕЛЬ ЭРМИТАЖ.
 

Все уточняющие характеристики Вы получите, зарегистрировавшись по перечисленным телефонам.               

                     Ждем Вас.

Погибший британский гонщик серии IndyCar Джастин Уилсон стал донором органов для шестерых человек. Об этом в микроблоге в Twitter сообщил его брат Стефан Уилсон. Предположительно, все пациенты проживают в США.

«Джастин Уилсон спас шесть жизней. Он поднял планку еще выше», — написал Стефан.

 

По его словам, гонщик был известен своей щедростью. «Это еще больше заставляет меня гордиться братом и тем, как он жил. Он всегда думал о других людях», — заявил ABC News Стефан Уилсон 

Британский гонщик, впавший в кому после происшествия на трассе Поконо (США, штат Пенсильвания), умер в ночь на 25 августа. В воскресенье спортсмен, выступающий за команду Andretti Autosport, в бессознательном состоянии был доставлен в больницу с тяжелой черепно-мозговой травмой.

Виновником аварии стал 20-летний американский пилот Сейдж Карам, который на 179-м круге гонки потерял управление и врезался в ограждение. Обломок его болида попал в шлем Уилсона, в результате чего 37-летний британец потерял сознание.

В 2003 году Уилсон дебютировал в «Формуле-1». Пилот провел 16 гонок в составе команд «Минарди» и «Ягуар». В 2001-м спортсмен выиграл международный чемпионат «Формула-3000». Также он дважды финишировал вторым в чемпионате серии Champ Car (в 2006 и 2007 году).

Еженедельник «Юг Times» и Общественная палата Краснодарского края продолжают реализацию программы «Время социальных инвестиций», стартовавшей в прошлом году. Сегодня мы рассказываем о партнере программы - компании «Фрезениус Медикал Кеа Кубань».

Еще менее полувека назад диагноз «хроническая почечная недостаточность» во всем мире считался приговором. Наука и медицина идут вперед, и сегодня, во многом благодаря немецкой компании Fresenius Medical Care привычным стало словосочетание «искусственная почка», а сам диализ как метод внепочечного очищения крови превратился в неотъемлемую часть жизни сотен тысяч людей.

Fresenius Medical Care - компания уникальная. Торговая марка Fresenius имеет многовековую историю, которая начиналась с фармацевтической деятельности. Во второй половине прошлого века компания стала специализироваться на интенсивной терапии и диализе и вскоре заняла ведущие позиции в этой сфере.

В СССР уникальное оборудование Fresenius появилось в конце 70-х годов прошлого века - тогда на «искусственной почке» проводили процедуры гемодиализа Генеральному секретарю ЦК КПСС Юрию Андропову.

С тех пор сотрудничество компании с нашей страной только укрепляется. Fresenius Medical Care моментально откликнулась на призыв о помощи после чудовищного землетрясения в Спитаке в 1988 году. Сразу же и абсолютно бесплатно предоставила для лечения пострадавших аппараты «искусственная почка» и расходные материалы. Такая же неоценимая помощь была оказана и в 1989 году при спасении людей в крупнейшей в истории страны железнодорожной катастрофе под Уфой.

В 2015 году Fresenius Medical Care отмечает четвертьвековой юбилей вхождения на рынок нашей страны. Вот уже 25 лет компания поставляет оборудование и расходные материалы для диализа в медицинские учреждения России, являясь лидером в своей области. В настоящее время около 300 клиник и научно-исследовательских институтов Российской Федерации оснащены оборудованием марки Fresenius.

 

Бесценно и бесплатно

Но производством современного медицинского оборудования деятельность Fresenius Medical Care не ограничивается. Одно из важнейших направлений работы - создание сети амбулаторных диализных центров, успешно работающих по всему миру, в том числе и в России. По данным на 1 января 2015 года, в собственности компании находится 3361 диализная клиника, где получают лечение более 286,3 тысячи пациентов. Глобальное присутствие компании нагляднее всего можно выразить сухим языком статистики - каждые 0,8 секунды Fresenius Medical Care спасает на планете Земля чью-то жизнь.

Российский сегмент всемирной сети включает 36 диализных центров в 16 регионах Российской Федерации, где получают заместительную почечную терапию более 5,5 тысячи пациентов. В стране работает более 1900 сотрудников компании Fresenius Medical Care. Филиалы компании находятся в Санкт-Петербурге, Казани, Новосибирске, представительства - в Нижнем Новгороде, Самаре и Воронеже.

Строительство и оснащение диализных центров ведутся за счет негосударственных инвестиций в рамках государственно-частного партнерства, а все расходы на лечение финансируются из средств Фонда ОМС, то есть для пациентов оно бесплатно.

 

Сделано в России

Внедряя европейские методы заместительной почечной терапии, Fresenius помогает снизить социальную остроту проблемы помощи больным с хронической почечной недостаточностью. В регионах присутствия Fresenius Medical Care проблема нехватки диализных мест, как правило, полностью решена.

Все диализные центры отвечают единым стандартам Fresenius: просторные кондиционируемые помещения, бесплатное диетическое питание, душевые кабинки, анатомические кресла, телевизоры с наушниками для пациентов; зона ожидания для сопровождающих лиц, парковка. И самое главное - команда настоящих профессионалов: врачей, диализных сестер, технического персонала.

Помимо развития сети диализных центров стратегическим приоритетом компании является создание в России собственной производственной базы.

В апреле 2008 года в Ижевске открылось новое производство растворов для перитонеального диализа компании Fresenius Medical Care на базе фармацевтического предприятия «Рестер». Это первое производство растворов для перитонеального диализа на территории России. Основная часть специалистов получила подготовку на предприятиях компании Fresenius Medical Care в Германии.

В настоящее время компания Fresenius Medical Care ведет в Дубне строительство высокотехнологичного научно-производственного комплекса «ГАММА» (ООО «ФРЕРУС») по производству диализаторов и аппаратов «искусственная почка». Вопрос приобретает еще большую актуальность в свете федеральной программы импортозамещения и высокого спроса на наукоемкую продукцию марки Fresenius на отечественном рынке.

В планах - компании обеспечение передовым диализным оборудованием и расходными материалами, выпущенными в России, медицинских учреждений на всей территории страны.

 

Сочи ставит барьеры

Реализация программы строительства диализных центров Fresenius на территории Краснодарского края - яркий пример того, насколько эффективным может быть взаимодействие государства и частного капитала. Отправной точкой программы, которая реализуется со значительным опережением графика, стало заключение 3 апреля 2006 года в Вене соглашения между администрацией Краснодарского края и компанией Fresenius Medical Care. Предмет соглашения - сотрудничество в области кардинального повышения уровня оказания медицинской помощи больным с хронической почечной недостаточностью.

Сейчас диализные центры краснодарского отделения сети Fresenius - ООО «Фрезениус Медикал Кеа Кубань» - работают уже в семи городах и населенных пунктах Кубани: Краснодаре, Ейске, Сочи, Туапсе, Новороссийске, Армавире и станице Фастовецкой.

За время реализации инвестпроекта компанией Fresenius Medical Care создано более 400 рабочих мест. В развитие инфраструктуры здравоохранения региона вложено свыше 1,5 миллиарда рублей. В данный момент в рамках соглашения 1200 пациентов получают услуги по заместительной почечной терапии за счет средств ОМС.

Однако, как показывает практика, путь даже такой крупной компании-инвестора может быть тернист и усеян различными административными барьерами. Как пример - ситуация с сочинским диализным центром. О ней мы уже рассказывали нашим читателям, а перед этим тема обсуждалась участниками круглого стола по вопросам социнвестиций, организованного еженедельником «Юг Тimes». Противоправными действиями руководства сочинской Городской больницы № 4 при молчаливой позиции чиновников здравоохранения были нарушены не только права инвестора, гарантируемые региональным Законом «О стимулировании инвестиционной деятельности в Краснодарском крае», но и, что самое главное, права пациентов на получение жизненно важного лечения в рамках территориальной программы государственных гарантий бесплатного оказания медпомощи в Краснодарском крае.

 

Социальный вектор

Несмотря на сложности, связанные, как правило, с преодолением административных барьеров, компания в полном объеме выполняет взятые на себя обязательства не только перед пациентами и регионом в целом, но и перед своими сотрудниками. Ежегодное индексирование зарплаты, социальные пакеты, постоянное повышение квалификации персонала - обязательные составляющие единой для всех отделений кадровой политики Fresenius Medical Care в России, в полной мере касающейся и Краснодарского края.

Не остается ООО «Фрезениус Медикал Кеа Кубань» в стороне и в моменты серьезных испытаний и потрясений, выпадающих на долю кубанцев. Так, после трагического наводнения в Крымском районе летом 2012 года компания оказала материальную и лекарственную помощь пациентам, пострадавшим во время этого чрезвычайного происшествия.

Коллектив ООО «Фрезениус Медикал Кеа Кубань», как и компания Fresenius Medical Care в целом, делает все возможное, чтобы жизнь больных с диагнозом «хроническая почечная недостаточность» мало чем отличалась от жизни обычных здоровых людей, справедливо полагая, что при поддержке профессионалов у таких пациентов нет никаких препятствий для долгой и счастливой жизни.

Состоялось завершающее  2014 год заседание Совета общественных организаций по защите прав пациентов при Министерстве здравоохранения Российской Федерации, на котором обсуждались основные направления и итоги совместной  работы.

Министр Вероника Скворцова поблагодарила участников Совета за активную работу в течение года и особо подчеркнула ее значимость: «Совместная работа важна для реагирования на те риски, которые возникают, и для поддержания стабильности в обществе, – отметила Вероника Скворцова.

Так, Минздравом России разработаны антикризисные меры по поддержанию стабильных цен на лекарственные препараты и медицинские изделия, имплантируемые в организм человека.

«Это пакет мер, который будет в ближайшее время реализован», – подчеркнула Министр.

Кроме того, Минздравом России проведена серия встреч с российскими и зарубежными производителями и ассоциациями производителей лекарственных препаратов и медицинских изделий.

Министр также отметила меры, которые предпринимаются для обеспечения отрасли медицинскими кадрами. В 2013 году в целом по Российской Федерации существенно увеличилась среднемесячная заработная плата медицинских работников: у врачей и медицинских работников с высшим образованием – на 24%, у среднего медицинского персонала – на 25%.

Отмечая эффективную работу Совета по формированию системы общественного контроля в сфере охраны здоровья,  Вероника Скворцова подчеркнула необходимость активного взаимодействия с органами государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере охраны здоровья и развития советов общественных организаций по защите прав пациентов на местах.

Директор Департамента организации медицинской помощи и санаторно-курортного дела Игорь Никитин рассказал о целях и задачах Школ здоровья, которые помогают пациенту самостоятельно контролировать процесс лечения.

«Целевая аудитория Школ здоровья – это пациенты с хроническими заболеваниями, и цель Школ здоровья абсолютно очевидна – это повышение информированности населения о заболевании и факторах риска их развития, формирование  ответственности за собственное здоровье, –  сообщил Игорь Никитин. – Важный общественный и психологический элемент Школ здоровья – то, что человек не остается один на один со своим заболеванием. Они помогают пациенту сформировать конкретные умения по самоконтролю и самопомощи».

Члены Совета единодушно обозначили ведущую роль пациентских организаций во взаимодействии с органами исполнительной власти на местах для развития Школ здоровья.

Также на заседании Совета подведены итоги  за 2014 год,  и определены задачи для совместной работы в наступающем году.

В Столице Крыма прошло торжественное открытие «Центра диализа «Крым» — первого в республике специализированного медицинского учреждения помощи пациентам с острой и хронической почечной недостаточностью. Об этом сегодня сообщили в пресс-службе Симферопольского горсовета.

В церемонии открытия приняли участие глава администрации города Симферополя Геннадий Бахарев, генеральный директор «Центра диализа «Крым» Дмитрий Колнышенко, заместитель директора территориального фонда обязательного медицинского страхования в Республике Крым Алексей Слободяник, заместитель председателя Симферопольского городского совета Александр Мальцев, специалисты объединения диализных центров «Нефрос-Ростов-Дон», персонал медицинского центра и многочисленные гости.

Глава симферопольской администрации отметил, что создание первого в Республике Крым центра гемодиализа – знаковое событие для города, которое станет началом огромной работы в социальной сфере столицы полуострова. «Приоритетное направление в работе органов власти – забота о здоровье человека. По сути, «Центр диализа «Крым» является «первопроходцем» в программе государственно-частного партнерства. Путь создания этого центра был непростым, но, благодаря совместным действиям власти и бизнеса нам удалось реализовать данный проект – теперь сотни крымских и симферопольских пациентов получат высококвалифицированную, своевременную помощь», — подчеркнул Геннадий Бахарев.

На сегодняшний день гемодиализ – метод внепочечного очищения крови при острой и хронической почечной недостаточности терминальной стадии – единственный шанс на жизнь для пациентов, ожидающих донорский орган. Для поддержания жизнедеятельности проходить курс гемодиализа требуется три раза в неделю на протяжении всей жизни либо до пересадки почки.

Проект специализированного медицинского учреждения был предложен дирекцией объединения диализных центров «Нефрос-Ростов-Дон». Как отметил генеральный директор «Центра диализа «Крым» Дмитрий Колнышенко, медицинское учреждение оснащено новейшей аппаратурой для проведения процедуры: «Гемодиализ проводится на аппаратах 5-го поколения. Мощности медцентра позволяют обслуживать 200 пациентов в день, на сегодня их число — 160 человек». По его словам, в процессе создания руководство диализного центра столкнулось в некоторыми сложностями, но, благодаря поддержке главы Республики Крым Сергея Аксенова и главы администрации города Симферополя Геннадия Бахарева, оказание специализированной помощи сотням симферопольцев все же стало возможным.

Нефроурологический Центр основан в 1983 году согласно приказа Мосгорздравотдела № 434 от 23.07.1983г. Врачи нефроцентра консультируют и осуществляют лечебно-диагностические мероприятия больным из всех округов г. Москвы в возрасте от периода новорожденности до 18 лет. Нефроурологический Центр является крупнейшим подразделением подобного рода г. Москвы. 
В штате Центра 4 врача детских нефролога с высшей категорией (из них 2 кандидата медицинских наук), 5 врачей детских урологов-андрологов с высшей категорией (из них 2 профессора, доктора медицинских наук и 3 кандидата медицинских наук) и 1 врач гинеколог высшей категории, кандидат медицинских наук. 
На сегодняшний день нефроцентр осуществляет следующий спектр диагностических мероприятий: 
1. Ультразвуковое исследование (УЗИ почек, УЗИ почек с допплерографией, диуретическая фармакоУЗИ, исследование мочевого пузыря с определением его эффективного и остаточного объема, УЗИ тазового дна). 
2. Рентгенурологическое исследование (обзорная рентгенография, в\в урография, непрямая цистоуретрография, компьютерная томография). 
3. Радиоизотопное исследование (ренография, и непрямая радиореноангиография, динамическая и статическая нефросцинтиграфия). 
4. Эндоскопические исследования и манипуляции. 
5. Оценка функционального состояния нижних мочевых путей (урофлоуметрия, ретроградная цистометрия, профилометрия уретры, электромиография тазового дна). 
Лечение детей проводится по следующим направлениям: 
1. Пороки развития мочевой системы (гидронефроз, мегауретер, пузырно-мочеточниковый рефлюкс, пороки развития удвоенных почек, патологически подвижная почка). 
2. Детская урология-андрология в полном объеме. Пороки развития наружных половых органов (фимоз, паховые грыжи, водянка оболочек яичка, крипторхизм, варикоцеле, сперматоцеле). 
3. Недержание мочи и кала органической и неорганической природы. 
4. Энурез. 
5. Обменная нефропатия, хронический пиелонефрит, рефлюкс-нефропатия, хронический цистит, гломерулонефрит. 
6. Нефрогенная гипертония, мочекаменная болезнь. 
7. Хроническая болезнь почек, ХПН. 
На базе нефроурологического Центра проводится амбулаторная эндоскопическая коррекция пузырно-мочеточникового рефлюкса всех степеней у детей после 2-х лет (без госпитализации в стационар!). 
Большое внимание уделяется проблеме диагностики и лечения детей с рефлюкс-нефропатией, особенно у детей с синдромом миелодисплазии, оперированных по поводу спинномозговой грыжи. Проблема лечения детей с различными вариантами миелодисплазии является мультидисциплинарной, учитывая большую вариабельность клинических проявлений данного порока развития, однако урологическая составляющая является ведущей. Это связано не только с наличием недержанием мочи, как правило, сопровождающим данный порок и являющимся ведущим в снижении качества жизни больного, но и сопряжено с такими осложнениями, как инфекция мочевыводящих путей, различные варианты обструктивных уропатий и хроническая болезнь почек с исходом в хроническую почечную недостаточность. Учитывая, что рефлюкс-нефропатия у спинальных детей формируется в раннем возрасте и встречается, по данным различных авторов, в 35 до 55% случаев при лечении пациентов с данной патологией необходимо решать несколько задач одновременно: защита мочевых путей от уродинамических и инфекционных повреждений, интенсивная нефропротективная терапия, улучшение качество жизни за счет минимизации симптомов со стороны нижних мочевых путей, связанных, в первую очередь, с недержанием мочи. 
Лечение детей с недержанием мочи проводится на самом современном уровне с применением наиболее прогрессивных методик, включая БОС-терапию, физиолечение, фармакотерапию. 
Все инвазивные манипуляции у маленьких детей (цистоскопии, коррекция ПМР, разделение синехий крайней плоти при фимозе) проводятся под общим ингаляционным наркозом! 
В повседневной деятельности врачами нефроцентра используются самые современные достижения отечественной и зарубежной педиатрии и нефроурологии. Совместная работа с кафедрами детской хирургии и педиатрии РГМУ позволяет не только оптимизировать лечебно-диагностическую тактику, но и совершенствовать характер лечебных мероприятий. Имеется ввиду исследование ряда параметров клеточного энергообмена, митохондриальной недостаточности, ферментативного статуса, фибринолитической системы мочи и агрегатного состояния крови. 
На базе Центра с 2002 г. функционируют постоянно действующие сертификационные курсы повышения квалификации городских нефрологов и урологов, рассчитанные на 8-9 месяцев без отрыва от производства. 
Прием больных без ограничений по ОМС (запись через регистратуру), а также по системе ДМС с полным клинико-диагностическим обследованием и последующим лечением. Прием детей от 7 дней до 18 лет, ежедневно, кроме выходных, строго по записи, при наличии страхового полиса. 
Руководитель нефроурологического Центра – профессор, доктор медицинских наук, врач высшей квалификационной категории Николаев Сергей Николаевич (84992543107, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. ).

 В  Гатчинской клинической межрайонной больнице открылось современное отделение нефрологии и гемодиализа. Сегодня в нем побывал врио губернатора Ленинградской области Александр Дрозденко в ходе рабочей поездки в Гатчинский район.

Отделение рассчитано на оказание комплексной нефрологической помощи пациентам из четырех районов Ленобласти - Волосовского, Гатчинского, Тосненского и Ломоносовского. Диализные процедуры и нефрологическая помощь будут оказываться пациентам абсолютно бесплатно - в рамках ОМС.

Новое отделение, работая в три смены, обеспечивает возможность проведения процедуры гемодиализа для 240 пациентов. Оно оснащено самым современным оборудованием и информационной системой MaXimus, объединяющей данные обо всех пациентах, которые находятся на отделении. Человек, которому требуется очищение крови и подключение к аппарату искусственной почки, находится в дневном стационаре 4 часа в день и приезжает сюда несколько раз в неделю. При посещении больницы сначала пациент переодевается и проходит в кабинет качества, где ему измеряют давление и взвешивают. Эти данные автоматически поступают в единую систему, и на их основе формируются индивидуальные предписания для каждого человека, которые считывает медсестра.

Дальше пациент проходит в диализный зал, где его подключают к аппарату искусственной почки. Каждое койко-место оснащено экраном, на котором во время прохождения процедуры человек может посмотреть телеканалы, видеофильмы или проверить свои медицинские показатели.

Также любой пациент имеет уникальную возможность получения консультации от ведущих врачей-нефрологов из других городов.

Работа отделения гемодиализа в Гатчинской больнице контролируется только медсестрами, которые находятся в зале. При этом врачу не нужно подходить к пациентам - всю необходимую информацию он видит на экране монитора, находясь в ординаторской. Нужные специалисты всегда на связи и готовы дать консультацию. Кроме того, сам пациент имеет возможность пообщаться по видеосвязи с лечащим врачом, высказать свои пожелания, задать вопросы об особенностях своего лечения.

Фактически ординаторская выполняет роль ситуационного центра, где пациента в режиме реального времени по видеосвязи консультируют даже не один, а несколько специалистов.

Как рассказал Эрнест Таронишвили, председатель совета директоров медицинской организации «Нефросовет», перед его сотрудниками стоит задача создать единое информационное пространство и обеспечить профессиональной лечебной помощью как можно большее число людей. Главная цель - приблизить специализированную медицинскую помощь к пациентам, находящимся в удаленных районах, где остро стоит вопрос дефицита медицинских кадров.

Врачу доступно проведение удаленных консультаций пациентов с использованием телемедицинских технологий: непосредственно у койки пациента в стационаре или во время проведения процедур гемодиализа с передачей изображения на монитор эксперта. Он может проанализировать данные по лечебному процессу и динамику результатов лабораторных исследований, провести консилиум с коллегами смежных специальностей из других медицинских учреждений. При необходимости врач центра может подключиться к истории болезни интересующего пациента, вызвать по видеосвязи лечащего врача, самого пациента, задать им вопросы, касающиеся самочувствия пациента, дать рекомендации по питанию, проконсультировать врача по ходу лечения. Благодаря использованию возможностей телемедицины врачи разных специальностей всегда доступны для консультаций в режиме онлайн.

Подобные проекты успешно реализованы в Костромской, Кемеровской, Кировской, Тюменской, Ивановской и других областях. На территории Ленинградской области отделение нефрологии и гемодиализа в Гатчине стало первым опытом оказания подобной медицинской помощи.

В Гатчинской больнице есть возможность проводить диализ даже инфекционных больных - для этого есть специальное помещение. Кроме диализного зала, на отделении нефрологии скоро появятся кабинет врача-нефролога, клинико-диагностическая лаборатория и кабинет функциональной диагностики, где можно провести денситометрию пациенту, сделать ЭКГ.

Все диализаторы из аппарата искусственной почки проходят специальную подготовку в находящемся здесь отделе водоподготовки - для этого в дистиллированную воду добавляются специальные соли.

Соглашение о сотрудничестве по развитию нефрологической службы на принципах государственно-частного партнерства между правительством Ленинградской области и «Нефросоветом» было подписано в апреле 2014 года. Инвестиционная емкость проекта превышает 15 миллионов евро.

Александр Дрозденко назвал строительство центра в Гатчине классическим примером государственно-частного партнерства, который не приводит к удорожанию услуг здравоохранения, потому что он работает по тарифам страховой медицины.

«Мы хотим создавать нефрологические центры в Ленинградской области по "узловому" принципу, так же, как и сосудистые. И маршрутизацию сделать таким образом, чтобы люди, которым требуется подключение к аппарату искусственной почки из Ленинградской области не преодолевали сотни километров и не ехали в Петербург», - сказал глава региона.

В эксклюзивном комментарии корреспонденту «Леноблинформа» Александр Дрозденко рассказал, почему современный центр гемодиализа было решено открыть именно в Гатчине.

«Когда мы подписывали соглашение с компанией "Нефросовет", то прекрасно понимали, что она вкладывает свои средства, и немалые. Поэтому подобные отделения должны открываться в крупных административных центрах, где есть пациенты. Это позволить окупать деятельность центра через страховую медицину. Гатчина и Гатчинский район плотно населены, к тому же люди съезжаются сюда из соседних районов. Отделения гемодиализа должны создаваться для того, чтобы приблизить медицинскую помощь к пациенту. Наша задача - создать в Ленобласти еще 2-3 таких центра», - сказал Александр Дрозденко.

Следующий подобный нефрологический центр в Ленинградской области появится на территории Луги - его работа будет курироваться отделением в Гатчине. Кроме диализного центра в Луге будет расположен дневной стационар, амбулатория и отделение терапевтической помощи для оказания помощи нефрологическим больным.

Председатель областного комитета по здравоохранению Сергей Вылегжанин уточнил, что также в 47-ом регионе со временем будут решаться проблемы трансплантации почек.

Российские врачи провели операцию по пересадке биоинженерной трахеи, на 95% созданную из собственных тканей пациентки, а на 5% - из инертного материала, используемого при хирургических операциях.

Использование таких материалов исключает возможность отторжения пересаженной трахеи организмом, что позволит обойтись без препаратов, подавляющих иммунитет, которые пациенты вынуждены принимать после трансплантации донорских органов. Методику трансплантации трахеи разработал заведующий хирургическим торакальным отделением НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова Евгений Левченко.

Операция длилась девять часов. Трахею пересадили 58-летней пациентке из Сыктывкара, страдающей аденокистозным раком трахеи с 2003 года. В прошлом году «уснувшая опухоль» снова начала расти, и женщина начала задыхаться.

Каркасом для новой трахеи послужила кость, выращенная из надкостницы (впервые используется при протезировании трахеи). Врачи также использовали стволовые клетки, которые послужили субстратом для эпителия. Скомбинировав эпителий с собственной слизистой пациентки, медики создали внутреннюю поверхность трахеи.

Биореактором для самого протеза стали ткани грудной стенки больной, где трахея росла шесть месяцев (на первом этапе на временном полимерном каркасе), в процессе "созревания" обретая собственную сосудистую систему. Клеточные культуры для биоинженерного протеза выращены в ЦКП "Клеточные технологии" НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова (руководитель - Ирина Балдуева).

«Риск осложнений, на мой взгляд, в данном случае не более, чем у обычной операции по резекции трахеи», - отметил Евгений Левченко.

Известно примерно о 20 операциях по трансплантации трахеи, хотя первые попытки по пересадке этого органа начались в 50-х годах XX века. Сложность пересадки трахеи определяется ее близостью к внешней среде, с чем связан высокий риск инфекций, а также богатой сосудистой сеткой, без которой она нежизнеспособна.
Подробнее:http://vademec.ru/news/detail62544.html

сторону, отметил главный трансплантолог Поправки к закону «Об основах охраны здоровья граждан» (ФЗ-323), предусматривающие Минздрава Сергей Готье.

 

 

«Во всем мире такие работы оплачиваются государством, и эти поправки могут резко изменить ситуацию в развитии донорства», – отметил Сергей Готье, комментируя тот факт, что, согласно поправкам, вся связанная с донорством органов деятельность должна финансироваться из бюджета.

При этом судьба главного профильного законопроекта «О донорстве органов», принятия которого ждут трансплантологи, остается неясной – документ был внесен в правительство, затем его отправили в Минздрав на доработку. «Сейчас он снова вносится в правительство, но по срокам сложно сказать – мы существуем в сложной экономической ситуации, а работы по созданию регистра волеизъявления требуют больших вложений. Но до прошлого года вообще не стоял вопрос о финансировании донорства, координации всех работ», – отметил Готье.

Главный трансплантолог добавил, что отрасль успешно развивается и в условиях действующего федерального закона от 1992 года. «Этот закон достаточно рамочный, но если работать, не нарушая его, а именно исполняя все прописанное в нем, то несколько лет мы еще вполне можем работать по нему», – пояснил главный трансплантолог Минздрава.

Развитие трансплантации и донорства органов, по его словам, пока во многом зависит от «политического понимания важности развития этой отрасли» региональными властями.

«Недавно я провел опрос регионов, спросил, есть у ли них специалисты, ответственные за больных с пересаженными органами. И получил такие ответы: специалиста нет, потому что мы не планируем развитие этого направления на нашей территории. С таким настроением слона не продашь», – заметил Сергей Готье. Однако часть регионов начинают развивать трансплантацию в подведомственных им учреждениях.

«К нам приезжали из ХМАО недавно. За пять лет нашими специалистами открыто 20 новых программ: пересадка сердца в Санкт-Петербурге, Казани, Уфе, пересадка печени в Новосибирске, начал работу Барнаул, в Кемерово стали проводить пересадки сердца и печени», – привел пример главный трансплантолог.

Законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», автором которого выступил думский Комитет по охране здоровья, был одобрен в первом чтении в конце мая 2015 года.


Подробнее:http://vademec.ru/news/detail61932.html

Это направление трансплантологии развивается в регионе по поручению губернатора области Валерия Радаева

 

На базе ГУЗ «Областная клиническая больница» города Саратова продолжается проведение операций по пересадке пациентам кадаверных почек. Эта высокотехнологичная помощь жителям области развивается по поручению главы региона Валерия Радаева и при активной поддержке министра здравоохранения области Алексея Данилова с ноября 2013 года. На сегодняшний день проведено уже 18 операций. В конце мая в ГУЗ «Областная клиническая больница» сразу двум пациентам были пересажены кадаверные почки.

«Оба пациента – мужчины средних лет, жители Саратовской области, проходившие ранее процедуры гемодиализа в Областной клинической больнице. Операции по трансплантации почек проведены в штатном режиме. Сегодня оба пациента находятся в нефрологическом отделении медучреждения под наблюдением профильных врачей, показаний к назначению гемодиализа нет.

Данное направление трансплантологии постоянно развивается. Пересадка почки – особый вид высокотехнологичной медпомощи, требующий тщательной подготовки и детальных исследований, как до хирургического вмешательства, так и после операции. В результате у пациентов пропадает необходимость в гемодиализе – процедуре финансово затратной и неудобной, а в последующие 5 лет, по мере улучшения состояния организма, снижается доза принимаемых иммуносупрессоров. Безусловно, это способствует улучшению качества жизни жителей области. Работа в том направлении будет продолжена», - рассказали в ГУЗ «Областная клиническая больница».

В настоящее время в регионе проводится подготовительная работа к пересадке других донорских органов (в том числе печени и сердца).

Чрезвычайно актуальная тема взаимозаменяемости лекарственных препаратов все чаще поднимается и авторитетными ораторами с трибун съездов и конференций, и на страницах специальных изданий.

Обращаясь к опыту развитых стран, эксперты утверждают: проблему взаимозаменяемости можно решить, упорядочив производство лекарственных препаратов по международным стандартам. В газете «Фармацевтический вестник» опубликовано мнение Алекса Шнайдера, представителя Немецкого химического общества. Г-н Шнайдер сообщил: «В Германии существует одно понятие взаимозаменяемости: препараты должны иметь одно и тоже действующее вещество, одну и ту же концентрацию, один и тот же размер упаковки, аналогичные лекарственные формы и одобренные показания. В Германии нет отличий между понятиями «взаимозаменяемость» для химически синтезированных препаратов и биопрепаратов. Биоэквивалентные препараты – это терапевтически эквивалентные препараты. Терапевтическая эквивалентность не подтверждается, у нас не проводятся такие масштабные исследования, как в России». Чтобы избежать путаницы в понятиях и определениях, не предполагать априори, «хороший» это препарата, или «плохой, России необходимо повысить требования к регистрации лекарственных средств, нужны поправки к Федеральному закону № 61, подзаконные акты, но самое главное – потребуется гармонизация российских норм производства лекарств с международными. Таким образом, показателей качества вполне достаточно, чтобы снять любые вопросы о взаимозаменяемости.

А вот мнение еще одного эксперта, Владимира Дорофеева, советника по научным вопросам Ассоциации международных фармацевтических производителей (AIPM): «GMP – это фактически гарантия того, что параметры, заложенные на этапе разработки, производства, стандартизации препарата, при рутинном контроле качества будут воспроизводиться. Если правила не соблюдают, мы не можем гарантировать однородности серий». В настоящий момент даже исполнение нормативной базы – устаревшего ГОСТа – имеет добровольный характер.

Таким образом, МНН – отнюдь не критерий взаимозаменяемости, которым сегодня уверенно пользуются при составлении нормативно-правовой базы, а также некоторые представители фармбизнеса. При несоответствии фармпроизводств GMP конструктивное решение вопроса о взаимозаменяемости пока невозможно.

Неравноправие фармацевтических производителей перед пока узаконенным отсутствием четких критерий качества лекарств отрицательно сказывается и на развитии бизнеса, и на таком стратегическом социальном показателе, как здоровье нации. И если среди аптечного ассортимента пациент может выбрать среди множества аналогов наиболее подходящий для него как по терапевтическому действию, так и кошельку, то ситуация в госпитальном секторе очень и очень неоднозначна. Ведь сегодня основной индикатор выбора закупаемого препарата – его цена. Наибольшее изумление вызывает тот факт, нередко по системе госзакупок проходит препарат, поставляемый по цене ниже себестоимости производства. Эксперты удивлены (http://ria-ami.ru/news/58937): «Как компания, осуществив минимум производственных процедур, смогла выпустить такой препарат? Бывают уцененные товары, имеющие временную скидку в связи с истекающим сроком годности. Но когда из года в год идет поставка препарата по цене явно ниже всех мыслимых оптимизационных схем, … возникает вопрос не только к качеству этого препарата, а еще и к наличию совести у всех участников цепочки заказа и поставки». Руководители крупных российских производителей признаются: «Зачастую мы вынуждены делать цены ниже себестоимости, чтобы удержаться на рынке». О каком соотношении цены и качества может идти речь? Ведь предприятие не будет работать по схеме, когда «надлежащим образом» производя «конъюнктурный» лекарственный препарат, будет получать с этого только убытки? Как получить прибыль? Очень просто: максимально «упрощая» производственный цикл, используя максимально дешевые субстанции, применяя методы «пиратской» логистики и ни рубля не вкладывая в развитие! Либо став придатком, который занимается вторичной упаковкой, но пользуется всеми «благами» локального производителя.

Государство заинтересовано в дешевых лекарствах, но когда в сфере их обращения равны все – вряд ли потребители получат в массовое пользование качественный продукт.

Что предлагает ФАС России? Вот мнение эксперта Н.А. Шаравской, заместителя начальника Управления контроля социальной сферы и торговли: «Для создания надёжных и долгосрочных механизмов снижения цен на лекарственные препараты, в том числе на торгах при государственных закупках, крайне необходимы меры по повышению востребованности более дешевых лекарственных препаратов в условиях соблюдения фармпроизводителями правил производства и контроля качества лекарственных средств, что будет стимулировать производителей снижать цены». Все правильно, но ударение следовало бы сделать на среду фармобращения, а именно «условиях соблюдения фармпроизводителями правил производства и контроля качества лекарственных средств», которые, к большому сожалению, дело добровольное. И добавить «МЕЖДУНАРОДНЫХ правил производства», или GMP. Вот тогда конкуренция будет честная, и возникают большие сомнения, что кто-то, производя лекарства по международным стандартам, вдруг захочет продавать лекарства ниже себестоимости, чтобы удержаться на рынке, тем самым дискредитируя себя и давая повод для внеплановой проверки предприятия на соответствие.

Из-за производства лекарств по известным только самому производителю стандартам по-прежнему высок процент брака. Медицинская газета пишет: «Анализ показывает, что большинство недоброкачественных лекарственных средств изымается из обращения по таким показателям, как «описание», «упаковка», «маркировка» и «механические включения». И если первые три не могут явиться причиной развития серьезных осложнений, то «механические включения» зачастую приводят к угрожающим жизни осложнениям. Росздравнадзор сообщает: по количеству брака среди отечественных предприятий лидируют компании «Сотекс» и «Йодные технологии», Ростовская и Тульская фармацевтические фабрики, крупные российские заводы «Биосинтез» и «Мосхимфармпрепараты». Самые большие претензии сегодня к жидким лекарственным формам, основную долю которых (более 60%) составляют стерильные растворы. И здесь нужно понимать, что внедрение GMP – это фильтр, который избавит рынок от недобросовестных производителей, не заинтересованных в повышении уровня качества своей продукции.

Год назад в «Российской газете» опубликовано интервью с Александром Федотовым, президентом Ассоциации инженеров по контролю микрозагрязнений (АСИНКОМ), председатель технического комитета по стандартизации ТК 458 “Производство и контроль качества лекарственных средств”. Стоит привести здесь полный текст статьи:

«Цель правил GMP везде одна и та же – обеспечение безопасности лекарственных средств, и производиться они должны по одним и тем же нормам. Задача их введения в России была поставлена еще 20 лет назад.

С тех пор прошло много времени. На высшем уровне не раз принимались многочисленные решения о введении международных правил GMP в Российской Федерации.

Вышли две редакции ГОСТа, идентичные правилам GMP Евросоюза. Но по-прежнему продолжаются попытки ввести GMP с “национальными отличиями”. Российская бюрократия так и не смогла создать грамотный нормативный правовой документ по производству лекарственных средств.

“Разработчики” российских национальных норм прекрасно знают, что они изобретают велосипед, давно изобретенный на Западе. Более того, они даже не изобретают, а берут готовый, меняют окраску и убирают некоторые детали, назначение которых им непонятно. При этом они и не пытаются оценить последствия своих действий. В результате получается уродливый суррогат по более дорогой цене, чем западный оригинал, к тому же лишенный ряда важных функций.

За попытками ввести российские национальные правила GMP стоит желание избавить себя от работы над качеством лекарственных средств по существу. Неслучайно в стране даже появился новый вид фальсификации – ложная информация о соответствии требованиям GMP.

Сплошь и рядом реклама предприятий заполнена утверждениями об их работе “по GMP”. Официальные лица говорят, что 20, а то и 40% производственных участков соответствуют GMP. Но кто их проверял? Здесь очень сильно отдает введением потребителей в заблуждение.

По-прежнему слышны голоса, что GMP в 2014 году – это нереально, их надо вводить когда-нибудь потом, что они погубят нашу промышленность. А кого, собственно, губить? 80% рынка России составляют импортные препараты. Грамотные нормы дают правильный курс движения.

Без них обеспечить безопасность и качество лекарств невозможно. Сейчас мы находимся на ответственном этапе, подготовлен очередной проект постановления Правительства РФ о введении правил GMP, который был вынесен на открытое обсуждение. Однако и этот проект содержит множество отклонений от духа и буквы GMP. Пора понять: первым и необходимым условием для качества продукции является качество норм, по которым эту продукцию будут выпускать».

Новый международный стандарт качества производства лекарств, медицинских изделий, продуктов питания и пищевых добавок — GMP («Good Manufacturing Practice», Надлежащая производственная практика) — должен с 2014 года начать применяться при производстве лекарств всеми отечественными фармкомпаниями.

При прежней процедуре контроля качества на исследование забирались лишь выборочные образцы (лекарств или продуктов питания), это могло гарантировать безопасность только самих образцов и, возможно, изготовленной в ближайшее время партии. Новые же международные стандарты оценивают собственно качество фармацевтического производства в целом и регулируют лабораторные проверки. Согласно пессимистичным прогнозам, в настоящее время многие компании просто-напросто выжидают время в надежде, что эту дату опять перенесут, как ее переносили уже 3–4 раза в истории современной фармацевтической промышленности. К тому же, даже если внедрить стандарты GMP, есть 2 участка, которые так же требуют стандартов: это логистика и продажи. Ведь никто не требуют GDP (Good Distribution Practice) от оптовых фармкомпаний! Выпущенный на «очеловеченном фармпроизводстве», фармацевтический продукт по-прежнему окажется на неизвестно кем и как регулируемом рынке.

Большая опасность таится в формировании на российском фармрынке доминанты дешевых индийских и китайских лекарств. Предъявляя сотни сертификатов соответствия неизвестно каким требованиям и стандартам (главное – чтобы были!), реализуя крайне агрессивную маркетинговую политику, в том числе ставшую чрезвычайно модной практику поставки препаратов ниже себестоимости их производства, азиатские фармфирмы и дистрибуторы готовы захватить российский рынок и диктовать свои условия фармобращения. Неразрешенные сегодня вопросы стандартизации качества производства лекарств и возможность беспрепятственно регистрировать десятки дженериков по одному МНН вместе с существующей политикой ценообразования могут лишить россиян терапевтически эффективных и безопасных лекарств.

Человеческая почка,  похоже, — пока единственный внутренний орган, функции которого медики научились, хотя бы в какой-то мере, замещать.  Процедура гемодиализа – очистки крови от накопившихся в результате жизнедеятельности организма шлаков, позволяет человеку, у которого «отказали» почки, жить – хотя и будучи навсегда «привязанным» к аппарату.

     Как долго  жить – на этот вопрос современная медицина дала ответ совсем недавно. Впрочем, обо все по порядку. Началом хронического гемодиализа в мире считают 1960 год. Это стало возможным благодаря тому, что американцам Белдингу Скрибнеру и Вейну Квинтону удалось решить проблему долговременного сосудистого доступа. 10 апреля 1960 года на одном из медицинских форумов они впервые сообщили об устройстве, позволившим проводить повторные процедуры гемодиализа больным с хронической почечной недостаточностью. Две канюли из тонкостенных тефлоновых трубок имплантировались в лучевую артерию и подкожную вену в нижней части предплечья. Наружные концы шунта соединялись изогнутой тефлоновой трубкой.

      Клайд Шилдc (Clyde Shields), 39-летний машинист, пациент центра острого гемодиализа Вашингтонского Университета (диагноз:  прогрессирующая почечная недостаточность)  стал первым больным, которого лечили хроническим гемодиализом. 9 марта 1960 года ему был установлен артериовенозный шунт, который буквально спас ему жизнь.

     Вторым таким больным был Харви Гентри (Harvey Gentry), 23-летний продавец обуви. Артериовенозный шунт ему имплантировали 23 марта 1960 года. Результаты лечения обоих больных оказались успешными. Они были полностью реабилитированными хроническими диализными больными.

     Клайд Шилдс прожил на гемодиализе более 11 лет (!)  и умер в 1971 году в возрасте 50 лет от инфаркта миокарда. Харви Гентри в 1968 году  была произведена пересадка почки от матери и он умер, играя в гольф, от инфаркта миокарда в 1987 году, спустя 27 лет от начала лечения.

     Подробнее об этом можно прочитать на сайте «Гемодиализ  для специалистов» (см.Лашутин С.В., «История гемодиализа в мире»).

     За прошедшие с тех пор полвека медицина шагнула далеко вперед. Однако понятно, что отдельные удачные эксперименты, порой весьма сложные  и дорогостоящие, могут оставаться недоступными для массового здравоохранения.

     Гемодиализу в этом отношении «повезло». Оставаясь недешевой процедурой, она стала относительно доступной и для рядового обывателя. Благодаря ей с каждым годом все больше людей, прежде обреченных на мучительную смерть, обретают надежду на жизнь.

     Около семи лет назад, когда автор этих строк попал на гемодиализ, его коллеги по несчастью успокаивали: «Еще немного поживешь…». Средняя продолжительность жизни пациентов в отделении  гемодиализа нашей региональной  клинической больницы тогда, по наблюдению самих больных, была лет 5-6, не больше. Большинство погибало не из-за почек, нет. Организм, практически лишенный почек, не обладал должным  иммунитетом, становился слаб перед натиском даже самых «обычных» болезней и болячек. Любая простуда могла привести, в конечном счете, к летальному исходу. Один из моих соседей по диализному залу умер от последствий воспаления легких. Другого погубили проблемы с кишечником…

     Однако спустя почти семь лет я чувствую себя гораздо лучше, чем раньше, в самом начале пути. Новички, приходя в наш «диализный» коллектив, не верят жутким рассказам о том, как проходила прежде процедура гемодиализа. В нашем зале было десять кроватей (это сейчас у нас залы оборудованы  специализированными креслами с моторами, позволяющими установить наиболее удобную вам позицию). Так вот, из десяти человек каждый сеанс двум-трем пациентам обязательно становилось плохо: взлетало или, что еще хуже, резко падало артериальное давление, мутнело сознание. Бегали врачи и медсестры, делали уколы, «откачивали» больного .

     Сейчас большинство пациентов на диализе  просто спят (я прихожу рано,  «в первую смену») или, нацепив наушники, смотрят любимые сериалы, уткнувшись в телевизоры, установленные под потолком напротив кресел. Как об этом мы мечтали раньше, пытаясь отвлечься от жутких головных болей разговорами с соседями по несчастью или слушая один-единственный радиоприемник, то и дело приглушаемый по просьбе  уставших от многочасовой трансляции новостей  медсестер!

     Но вы скажете, что диализники умирают и сейчас. Да, случается. Но, вспомню свой горький опыт:  если в первый год моего гемодиализа нас покинул буквально каждый третий, то теперь уход каждого становится чрезвычайным событием — трагедией, а не ужасной «каруселью смерти», как это было ранее. В конце концов, гемодиализ – это не визит к стоматологу.

     Что же касается общей продолжительности жизни на гемодиализе, то один из лучших специалистов в этой области — заведующий отделением нефрологии для больных, находящихся на гемо- и перитонеальном диализе, ГКБ имени С.П.Боткина, доктор медицинских наук Евгений Шутов в одном из своих интервью рассказал об одной из своих пациенток, которая находится на гемодиализе уже более 30 лет! Она даже занесена в российскую Книгу рекордов Гиннеса.

     А в мире есть больные, которые на гемодиализе находятся более 40 лет, отметил профессор. Больных же, которые живут более 20 лет на диализе, в центре много (подробнее читайте: «Почки дошли до точки», «Московский комсомолец», № 25753 от 23 сентября 2011 г.).    

     Точных статистических данных по нашей стране нет – система помощи больным с хронической почечной недостаточностью у нас пока еще только формируется, необходимо время. Приведем данные из американского национального регистра, в США проблема более изучена. Сведения «несвежие» (2004 и 2007 годы), то, что удалось отыскать в недрах интернета.  Впрочем, данные о продолжительности жизни с каждым годом только улучшаются – медицина не стоит на месте. Информация на английском языке, но разберетесь. В первой части  возраст пациентов, поступивших на гемодиализ или на трансплантацию почки. Далее – предполагаемая  продолжительность жизни. Так, средняя продолжительность жизни после начала диализа в возрасте от 0 до 14 лет составляет около 20 лет, средняя же продолжительность жизни в том случае, если выбирается диализ и трансплантацию, составляет 55 лет.

     Для знающих английский язык: www.usrds.org

     Специалисты всемирно известной компании «Фрезениус» («Fresenius Medical Care»), занимающейся созданием аппаратов «искусственная почка», считают, что современные технологии позволяют более не говорить об ограниченности продолжительности жизни пациентов на гемодиализе. Сколько вам предназначено природой – столько и проживете. Точнее, столько и сможете прожить – если будете соблюдать рекомендации врачей и вести «правильный» образ жизни. Ограничений для диалиников гораздо больше, чем у здоровых людей. Для нас все имеет огромное значение: правильное лечение, хорошие аппараты, точно назначенные медикаменты, распорядок дня, диета (о, это не просто обычные  рекомендации, это вопрос жизни и смерти!). В общем, ваша жизнь – в ваших руках!

Возможно, вскоре регионы столкнутся с нехваткой самых обычных лекарств. После введения в действие Федерального закона “О контрактной системе…” многие фармкомпании убедились, что для проведения торгов существенно недостает понимания, что и как делать.

Для введения закона в реальность требовалось более 60 нормативных документов, но часть из них до сих пор не принята. Об этом, в частности, на только что прошедшей в Москве конференции “Государственное регулирование и фармацевтическая промышленность-2014″ заявил коммерческий директор компании “Полисан” (Санкт-Петербург) Дмитрий Борисов.

– В первом квартале количество тендеров по госзаказу, в которых участвует наша компания, сократилось в 4-5 раз, – сообщил “РГБ” Дмитрий Борисов. – А для нас проблема еще и в том, что в этом законе нет определения инновационной и высокотехнологичной продукции, а мы именно такую и производим.

Проблемы возникли не только у компании “Полисан”, которая до 40% продукции отправляет на экспорт, но и у многих других производителей, которые поставляют большие объемы препаратов на внутренний рынок. Так, у компании “Микроген” число тендеров сократилось вдвое.

Не случайно в конце прошлого года было проведено значительно большее число тендеров, чем в предыдущие периоды. Тогда многие организаторы говорили о том, что спешат запастись нужными лекарствами, потому что опасаются перехода на новые правила – слишком много неясного. Похоже, грустные предчувствия оправдались. И эта коллизия становится уже привычной. Законодательная база отрасли меняется довольно быстро и кардинально, а необходимые подзаконные акты существенно опаздывают, что довольно опасно для такой чувствительной сферы, как фармацевтика. Ведь лекарства должны поставляться в медицинские учреждения и аптеки регулярно, любой сбой в этом может вызвать серьезные последствия для миллионов людей.

Больших изменений ждут участники рынка и от поправок к Федеральному закону “Об обращении лекарственных средств”, проект которых после двух лет обсуждений и согласований, кажется, приблизился к финальной стадии.

По крайней мере, разработчик законопроекта Минздрав России и самый непримиримый его оппонент – Федеральная антимонопольная служба – смогли достичь компромисса по последним пунктам.

– Нам удалось согласовать свои позиции по четырем наиболее спорным позициям, – сказал на конференции руководитель управления по контролю социальной сферы и торговли ФАС Тимофей Нижегородцев. – Это определение взаимозаменяемости лекарственных препаратов, о которой было больше всего дискуссий. Это проблема защиты данных о доклинических и клинических исследованиях лекарств. Наконец это вопросы регулирования пострегистрационных исследований препаратов, которые необходимы небольшому количеству пациентов, а также вопросы организации надзора, особенно внедрения процедур GMP (надлежащей производственной практики. – Ред.).

Однако многие детали этих процессов потребуют ведомственных нормативных документов, а готовы ли они, неизвестно. Каждое слово в законе может затрагивать интересы большого числа участников рынка. К примеру, проблема организации надзора за внедрением GMP. Если ФАС настаивала, что он должен быть организован только в форме государственной инспекции, то минпромторг считал, что для этого достаточно выборочного контроля и инспекции в форме госуслуги. Но госинспекция вправе вынести предписание с требованием устранить нарушения при производстве лекарств и даже отозвать лицензию, а учреждение, оказывающее услуги, может лишь провести проверку и предоставить справку о выявленных недостатках, но никаких мер к нарушителям принять не может.

Не хватает оперативности и в подготовке отраслевых приказов. Так, уже который год с опозданием принимается приказ Минэкономразвития России о 15-процентных преференциях отечественным производителям при закупках лекарств для госнужд. Предыдущий приказ был принят лишь в конце мая, а утратил силу 31 декабря 2013 года. Правда, в этом году льготы предполагается распространить и на страны Таможенного союза, а его срок в проекте продлен до 31 декабря 2015 года. Но пока документ не принят, отечественные фармпредприятия, поставляющие лекарства по госзаказу, теряют часть доходов.

Создание Таможенного союза также создает новые реалии на фармрынке – идет сложный процесс гармонизации законодательных норм, технических регламентов и т.д. Но за последние три года, отмечает Дмитрий Борисов, требования России, Белоруссии и Казахстана к участникам рынка разошлись еще дальше, чем были прежде.

Изменения в законодательство вызывают и международные соглашения. Так, в Госдуму внесен законопроект об ужесточении административной и введении уголовной ответственности за производство, хранение, транспортировку и сбыт фальсифицированных лекарств и биологически активных добавок.

– Официальные цифры проверок показывают, что фальсификата у нас на фармрынке почти нет, – говорит один из его авторов, член Комитета Думы по охране здоровья Александр Прокопьев. – Однако эксперты говорят о 30 процентах подделок в оптовом звене и о 10 процентах – в аптеках. Особенно масштабные фальсификации обнаруживаются на рынке БАДов. В них включают синтетические рецептурные компоненты, которые не заявлены в составе. По данным таможни, в страну ввозится гораздо больше субстанций, чем используется при производстве лекарств. Возможные пути наведения порядка – предоставление Росздравнадзору права на внезапные проверки, которого сейчас он лишен, и, конечно, ужесточение законодательства в этой сфере.

Но чтобы изменения в законодательной базе приводили к позитивным изменениям на рынке, необходимо оперативно и комплексно готовить и подзаконные нормативные акты, рекомендации, меры контроля и т.п., считают участники рынка. Иначе благие пожелания оборачиваются неразберихой и убытками.

Искусственная почка, выращенная в лабораторных условиях в Бостоне и успешно пересаженная крысе, начала функционировать.                                                                                                          

Ученые и раньше выращивали отдельные органы и даже пересаживали их людям, однако до сих пор искусственно созданные почки были менее эффективны, чем настоящие.

Теперь исследователи в области регенеративной медицины уверены, что перед ними открываются огромные возможности

Почки отвечают за очистку крови и выводят из нее излишнюю воду и продукты жизнедеятельности организма.

Это один из самых востребованных органов в трансплантологии – пациенты вынуждены подолгу дожидаться донорских почек.

Биоинженеры надеются в будущем очищать старую почку от прежних клеток, оставляя сотовую структуру, которая потом послужит “лесами” для строительства нового органа.

Такая техника дает два важных преимущества перед донорскими органами.

Во-первых, поскольку почка состоит из тканей самого пациента, ему не понадобится всю жизнь принимать иммуноподавляющие препараты, предотвращающие отторжение органа.

И во-вторых, значительно увеличится число органов для трансплантации, поскольку сейчас большинство трансплантатов отторгается и подлежит уничтожению, но теперь их можно будет использовать в качестве матрицы для новых органов.

И 5% – успех

Исследователи из Главной больницы Массачусетса сделали первые шаги на пути к созданию искусственно выращенных почек.

В качестве образца они взяли почку крысы и с помощью растворителя очистили ее от старых клеток, оставив лишь белковую матрицу, которая повторяет сеть кровеносных сосудов.

Затем по этой сети в матрицу были закачаны нужные клетки, которые срослись с “лесами” и образовали новый орган.

Во время строительства почка 12 дней находилась в условиях, имитирующих тело крысы.

После тестирования почка смогла производить мочу, хотя лишь на четверть от объема нормального органа.

После этого ученые пересадили почку крысе, но ее работоспособность при этом упала на 5%.

Но даже это, по словам доктора Харальда Отта, возглавляющего исследования, вполне достаточно.

“Если вы были на диализе, то восстановление работы почки до 10-15% уже позволяет вам отказаться от этой процедуры, – напоминает доктор Отт. – А если вспомнить о том, что только в США 100 тысяч пациентов дожидаются донорской почки, а в год пересаживают лишь 18 тысяч, то потенциально клинический эффект нашей разработки может быть огромен”.

Впечатляющие результаты

Разумеется, прежде чем новую технологию удастся опробовать на людях, понадобится еще немало исследований.

Необходимо существенно увеличить производительность такой почки и убедиться в том, что она способна будет долго работать.

Кроме того – в отличие от экспериментальной – человеческая почка значительно больше, и наращивание на ней клеток может оказаться куда более сложной задачей.

“Это чрезвычайно интересный и очень впечатляющий эксперимент, – заявил хирург Университетского колледжа Лондона профессор Мартин Берчилл, занимавшийся трансплантацией трахеи, выращенной на матрице. – Им удалось преодолеть основные технические барьеры, которые стояли на пути регенеративной медицины”.

В настоящее время в Красноярском крае около 480 пациентов с хронической почечной недостаточностью.

Врачи Красноярского края впервые в истории региона провели операцию по пересадке почки, сообщила в четверг пресс-служба краевой клинической больницы.

По информации пресс-службы, операция была проведена при участии специалистов Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов имени академика Шумакова, почки были пересажены двум пациентам с диагнозом терминальная хроническая почечная недостаточность (ХПН).

“Первые операции двум пациентам с ХПН были проведены совместно с известным российским трансплантологом, заслуженным врачом РФ Яном Мойсюком. Благодаря слаженной работе хирургической и анестезиологической служб оба вмешательства прошли успешно. Сегодня состояние пациентов стабильное и не вызывает опасений у медиков”, — говорится в сообщении.

Отмечается, что к первой в истории региона пересадке внутренних органов красноярские врачи готовились три года — много времени ушло на оборудование специальной операционной, организацию лаборатории и службы трансплантации. Специалисты краевой клиники прошли обучение в Федеральном научном центре трансплантологии и искусственных органов имени Шумакова. Только после этого стало возможным получение больницей лицензии на операции по пересадке.

Уточняется, что в настоящее время в Красноярском крае около 480 пациентов с терминальной ХПН. Все они пока пользуются аппаратом “искусственная почка”, из них у 30% пациентов возможна трансплантация органа. Ежегодно в регионе количество больных, чья жизнь зависит от процедуры гемодиализа, увеличивается в среднем на 70 человек.

“С августа 2012 года в краевой больнице формируется лист ожидания реципиентов почки. В настоящее время в списке более 35 пациентов. В этом году мы планируем провести около 10 операций по трансплантации почек, следующим этапом развития трансплантологии в крае станет пересадка печени”, — цитирует пресс-служба слова главного врача краевой больницы

 
 

 

В Федеральном научном центре трансплантологии и искусственных органов имени академика В.И.Шумакова 8 июня открылся Второй российский национальный конгресс «Трансплантация и донорство органов». Главная идея конгресса – объединить усилия общества, власти, врачей и ученых ради достижения большой цели – излечить неизлечимого больного. Почетным гостем стал американец Реджинальд Грин, чей поступок после гибели сына изменил отношение к донорству органов во всем мире.

«Эффект Николаса» – так трансплантологи назвали резкое, более чем в два раза, увеличение количества пересадок органов от посмертных доноров. История произошла в 1994 году, когда семья Грин из Калифорнии путешествовала по Италии. На них напали грабители, и в результате инцидента семилетий Николас погиб.

После смерти Николаса родители решили пожертвовать его органы для трансплантации. Органы мальчика были пересажены семи пациентам: подростку с врожденным пороком сердца, женщине с неработающими почками, девушке с редким заболеванием печени, ослепшему мужчине.

 


Более подробно:  http://www.pravmir.ru/effekt-nikolasa-na-ocheredi-rossiya/

Ежегодно в России проводится общественная акция «Люди ради людей»
в поддержку трансплантологии ради спасения человеческих жизней

28 мая 2014 г. в 17-00 в Москве в Олимпийском комплексе «Лужники» УСЗ «Дружба» состоится необычный товарищеский футбольный матч. На поле выйдут игроки, перенесшие трансплантацию донорских органов – сердца, почки, печени. В составе команд играют также люди (родственные доноры), отдавшие почку или часть печени ради спасения своих близких, врачи-трансплантологи, звезды нашего спорта, посчитавшие своим долгом поддержать тех, кто уже перенес трансплантацию, и тех наших сограждан, кто нуждается в спасении. В мероприятии примут участие политики, представители духовенства, популярные артисты. Матч будет проходить под пристальным вниманием журналистов и транслироваться многими телеканалами: 1 (Первый), Россия, МИР и др.

Организаторами акции «Люди ради людей» являются Первый МГМУ им. И.М. Сеченова, Общероссийская общественная организация трансплантологов «Российское трансплантологическое общество», Общероссийская общественная организация содействия оздоровлению нации “Национальный Альянс Медицины и Спорта “Здоровое Поколение”, ОАО «Олимпийский комплекс «Лужники».

Операции по пересадке донорских органов, позволяющие не только спасти, но и возвратить человека к полноценной жизни, уже не являются редкостью в нашей стране: только в прошлом году было выполнено 38 трансплантаций сердца, 91 трансплантация печени, в том числе 66 детям, 117 операций по пересадке почки, 8 – поджелудочной железы. Операции родственной трансплантации почки производятся с использованием новейшей малотравматичной технологии. А всего в России за последние несколько лет было проведено 1363 операции по трансплантации органов, однако это значительно меньше, чем во многих других странах мира. Поэтому важно формирование в обществе правильного отношения к органному донорству, без которого невозможно развитие отечественной трансплантологии.

Сохранение и приумножение населения нашей страны – задача национального масштаба, государственной важности. Трансплантация позволяет излечивать безнадежно больных детей, добиваться полной медицинской и социальной реабилитации работоспособных и активных граждан нашего общества.

Акция «Люди ради людей» направлена на пропаганду здорового образа жизни, социальной адаптации людей, перенесших тяжелые операции, сумевших не только встать на ноги, но и начать активно заниматься спортом.

Задача акции «Люди ради людей» – привлечь внимание общества и помочь осознать, что создание и поддержка эффективной системы донорства органов для спасения неизлечимо больных – это еще один важный и реальный ресурс сбережения нации.

Первым пациентом итальянского хирурга, собирающегося провести человеку пересадку головы, станет российский программист Валерий Спиридонов. 30-летний владимирский программист надеется, что Серджио Канаверо сможет провести операцию уже в следующем году. В ходе операции голова Валерия будет соединена со здоровым донорским телом.

 

Спиридонов страдает болезнью Верднига-Гоффмана (тип спинальной мышечной атрофии), которая неизлечима и прогрессирует. «Поймите, у меня не очень много вариантов. Если я не воспользуюсь этим шансом, моя участь будет печальной. Мое состояние ухудшается с каждым годом», — рассказал Спиридонов в интервью Daily Mail. Из-за атрофии мышц он не может не только ходить, но и в достаточной степени управлять телом, а его скелет деформирован из-за неразвивающейся мускулатуры спины и нижних конечностей.

Скандально известный хирург Канаверо и Спиридонов разговаривают через электронную почту и по Skype, но пока не встречались лично. Итальянец ранее заявлял в интервью CNN, что после своего объявления об операции получил множество писем, но настаивает, чтобы первыми пациентами стали люди с СМА (спинальной мышечной атрофией).

Канаверо назвал свою предстоящую операцию HEAVEN — аббревиатура от «операции по аностомозу головы» (head anostomosis venture). Стоимость 36-часовой операции оценивается в 10,2 млн евро и, по расчетам хирурга, требует участия 150 врачей и медсестер. Многие эксперты-нейрохирурги настроены решительно против Канаверо, называя его «сумасшедшим», а его план «чистой фантазией».

Спиридонов уверен в своем решении и говорит, что думал о нем давно, прочел множество научных статей и заручился поддержкой семьи. «Я понимаю все риски такой операции. Они многочисленны. Невозможно представить, что именно может пойти не так. Но боюсь, что не доживу до того, чтобы увидеть, как это случится с кем-то еще», — сказал он. С Канаверо он связался еще два года назад.

69-летний француз, страдавший сердечной недостаточностью, получил искусственное сердце восемь месяцев назад. Операция прошла успешно, после восстановления мужчина, по его словам, чувствует себя замечательно и смог «вернуться к нормальной жизни». 

«Я полностью восстановился. Я могу гулять, могу нагибаться 10–15 раз в день без каких-либо затруднений», – пояснил мужчина в интервью французскому изданию Le Journal du Dimanche, на которое ссылается агентство.

После операции пожилой француз не только работает из дома, но даже заново начал выполнять физические упражнения, включая стрельбу и езду на велосипеде.

Вернувшийся к нормальной жизни француз стал вторым пациентом, принявшим участие в клинических испытаниях искусственного сердца Carmat. Добровольцами могут стать пациенты, у которых развилась последняя стадия сердечной недостаточности. Всего на этой стадии исследования компания планирует имплантировать свое устройство четырем пациентам, два из которых будут прооперированы в ближайшие месяцы.

Первый пациент, которому было установлено полностью искусственное сердце взамен донорского, – 79-летний Клод Дани – скончался в марте 2013 года.

Биопротез, разработанный известным кардиохирургом Аланом Карпентье, посвятившем созданию искусственного сердца 25 лет, изготовлен с применением технологий для космических аппаратов. Чтобы начать производство и клинические испытания искусственного сердца, Карпентье в 2008 году основал компанию Carmat.

Сердце Carmat призвано заменить донорский орган, который пациенты нередко ждут годами. Оно представляет собой биомеханический аналог человеческого сердца. «Протез» Carnat значительно легче уже применяемых устройств – он весит всего 900 г против 6,1 кг (вес искусственного сердца производства SynCardia Systems) и обладает высокой биологической совместимостью с тканями и органами человеческого организма. Такое сердце также призвано не допустить тромбообразования.

Сердце Carmat рассчитано на 230 млн сокращений. Как поясняют разработчики, устройство должно служить не менее пяти лет.

Carmat – французская компания, основанная в 2008 году. Компания специализируется на разработке и изготовлении аппаратов для сердца. Конкурентами французской компании являются американские компании SynCardia Systems и Abiomed Inc. Выручка компании в 2013 году составила 2,9 млн евро, а убыток – 14,6 млн евро.

По количеству операций по трансплантации сердца Россия отстает от США в 10 раз, по пересадкам печени и почек – в 20 раз. Такие данные в интервью ТАСС привел директор НИИ скорой помощи им. Склифосовского Могели Хубутия.

Ежегодно в институте проводится около 200 операций, но по сравнению с количеством операций в Испании и США это невысокий показатель, отметил Хубутия. В связи с дефицитом донорских почек закрытие отделения трансплантации почки в ГКБ №7 Хубутия назвал правильным решением. «Разбрасывать по разным больницам отделения трансплантологии нет смысла, потому что у нас нет достаточного количества доноров. Для того количества доноров, которое сегодня Москва может дать, достаточно одного отделения без дополнительного штатного расписания и других затрат», – пояснил руководитель НИИ им. Склифосовского, добавив, что врачи закрывшегося отделения прошли переобучение и им предложили работу по другим специальностям.

Три года назад в НИИ скорой помощи провели первую операцию по пересадке кишечника. Всего было выполнено три таких операции, но в одном случае возникло отторжение органа, и его пришлось удалить. Два года назад в институте впервые в России пересадили легкие больному муковисцидозом. «Эта коварная болезнь проявляется в сгущении всех секретов желез внутренней секреции. При этом чаще всего поражаются легкие, «забиваются» альвеолы, возникают воспалительные процессы и обструкция, и люди просто задыхаются. В России тысячи молодых людей, больных муковисцидозом, погибают в возрасте до 35 лет», – подчеркнул Хубутия. Сейчас такими пациентами НИИ им. Склифосовского занимается совместно с НИИ пульмонологии: в первом институте больным пересаживают легкие, а во втором – выхаживают пациентов после операции. К настоящему времени выполнено 30 таких трансплантаций.

В 2013 году Минздрав разработал законопроект «О донорстве органов», затем документ неоднократно редактировался. В последней версии документа указано, что закон вступает в силу 1 января 2016 года. Однако данных о направлении проекта ФЗ в правительство до настоящего времени нет. 

10 марта в МТПП состоялся круглый стол, посвященный Всемирному дню почки, на тему «Профилактика и выявление нефрологических                                                                                                                                                          заболеваний на ранней стадии», организованный Московской торгово-промышленной палатой и Межрегиональной общественной                                                                                                                                                                     организацией инвалидов-нефрологических и трансплантированных пациентов «Новая жизнь».            
Круглый стол открыла  председатель организации «НОВАЯ ЖИЗНЬ»  Ирина Христова. Она напомнила, что инициатива Всемирного дня почки принадлежит Международному обществу нефрологов (ISN) и международной федерации почечных фондов  (IFKF). В 2015 году ко Дню почки подключились 157 стран с девизом «Выпей стакан воды!». Целью Всемирного дня почки является повышение осведомленности общества и организаторов здравоохранения о важности почек – сложного органа, играющего важнейшую роль в поддержании жизни и здоровья человека – и передача обществу важного сигнала: болезни почек широко распространены, опасны, но поддаются лечению.  
 
«Заболевания почек – это тихие убийцы в организме человека», - рассказывает Ирина Христова. «Почки не болят, но в один прекрасный момент происходит так, что весь организм отключается, что приводит к полной нейтрализации человека. К счастью, сложные лабораторные исследования могут выявить на ранних стадиях заболевания почек – это анализы креатинина и мочевины. Если мы будем относиться к себе более внимательно и на ранней стадии выявлять заболевание, то тем легче будет его лечить», - обратила внимание Ирина Христова.
 
Существуют два метода заместительно-почечной терапии – это диализ и трансплантация. Трансплантация – это более качественный метод лечения, а также более экономичный. Диализ же необходим человеку, чтобы дождаться трансплантации.
 
К.м.н., доцент кафедры нефрологии ФПДО МГМСУ Валерий Шило рассказал о том, что Всемирный день почки в первый раз отмечали в 2006 году. Согласно исследованиям, болезни почек больше не являются редкими – они затронули уже 600-700 млн жителей планеты и находятся на втором месте по распространенности после артериальной гипертонии среди неинфекционных заболеваний. Сахарный диабет занимает третье место по распространенности.
 
Выявлена тесная связь между болезнями почек, болезнями сердечно-сосудистой системы и сахарным диабетом. При почечной недостаточности риск инфарктов и инсультов увеличивается примерно в 3 раза.
 
Валерий Шило проинформировал о том, что с 2008 года доступ к диализу в РФ увеличился в 3 раза - в большинстве регионов эта проблема решена. Однако, проблема позднего выявления заболеваний остается очень острой - 9 пациентов из 10 узнают о том, что почки больны, когда наступает отравление организма и когда уже необходим диализ. Только один человек из 10 попадает к нефрологу своевременно.
 
Так как для профилактики заболеваний почек важно потребление большого количества жидкости, в рамках Дня почки 2015 была предложена кампания «Поднимем стакан воды за здоровье наших почек». Валерий Шило также подчеркнул, что существует генетическая предрасположенность к подобным заболеваниям, которая проявляется, например, в таких регионах как Якутия, Башкирия. В производственных горячих цехах предприятий обязательно наличие воды, так как при повышенной температура почки работают более интенсивно.

Важным направлением Всемирного дня почки является пропаганда донорства и трансплантации почек, отметил эксперт. Хроническая почечная недостаточность связана с осложнениями, которые наносят серьезный ущерб  для качества жизни. Для многих людей с почечной недостаточностью лучшее лечение - это успешная пересадка почки. Однако, из-за дефицита донорских почек, ежегодно лишь небольшой процент людей, которые нуждаются в трансплантации почки, на самом деле ее получают. Всемирный день почки направлен на повышение информированности и пропаганды этой жизнесохраняющей процедуры. 
 
                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                    Внештатный специалист Департамента здравоохранения  г. Москвы,  к.м.н., главный  нефролог г. Москвы Олег Котенко рассказал о работе нефрологической службы г. Москвы. Олег Котенко проинформировал, что на данном этапе полностью ликвидирован дефицит диализных мест в Москве и упразднен лист ожидания. Причем проблема была решена не за счет расширения сети диализных центров – такая задача стоит и она решается, – а за счет интенсификации работы уже существующих диализных центров. На данном этапе анализируется проблема доступности диализных мест в тех центрах, которые находятся в районах проживания больных для оптимизация транспортировки пациентов.
 
Олег Котенко согласился с тем, что в Москве очень велико количество тех больных, кто поступает на госпитализацию с нарушением жизненно важных функций организма. Поэтому для информирования о почечных заболеваниях важно подключение СМИ, экспертов, пациентов. Олег Котенко привел в пример Тайвань, где основные материальные средства были вложены не в строительство новых диализных центров, а в образовательные программы, создание специальных информационных пунктов при стационарах и поликлиниках. Благодаря этому люди осознанно стали заниматься профилактикой здоровья.
 
Олег Котенко рассказал о пилотном проекте в Юго-Западном административном округе г. Москвы – проведении скрининга заболеваний почек. Результаты оказались примерно на том же уровне, что в США и Европе. Этот проект будет реализован и в других округах столицы.
 
Одной из приоритетных задач нефрологической службы на предстоящий период станет оснащение реанимационных служб аппаратом искусственной почки.
 
Что касается лекарственного обеспечения, оно сейчас осуществляется в полном объеме –но только согласно показаниям анализов. Генерики важно назначать сразу после трансплантации, иначе более поздний переход на новый препарат может быть рискованным, отметил Олег Котенко.  
 
Участники круглого стола продолжили свою работу – в профессиональном кругу они обсудили проблемы, связанные с почечными заболеваниями, новые методы лечения, состояние лечения в России и Москве, меры профилактики и другие вопросы.
 
В перерыве участники круглого стола выпили по стакану воды в знак солидарности с акцией, проходящей в эти дни по всему миру.

 

 

Больная муковисцидозом (кистозным фиброзом) десятилетняя американка Сара Мурнаган (Sarah Murnaghan), родители которой по суду добились для нее возможности срочной трансплантации легких, успешно перенесла состоявшуюся 12 июня операцию, сообщает FoxNews. Врачи оценивают состояние девочки как удовлетворительное и дают хороший прогноз на ее выздоровление.

Сара последние три месяца находилась в детской больнице Филадельфии на искусственной вентиляции легких, в последние дни ее состояние было столь тяжелым, что врачи были вынуждены ее интубировать.

Как сообщила представитель больницы Трэйси Саймон (Tracy Simon), Саре были трансплантированы легкие от взрослого донора, операция началась в 11 часов утра среды и продлилась шесть часов. Как ожидается, если удастся избежать осложнений, самыми тяжелыми из которых могут быть отторжение донорского органа и инфекция, девочка, по прогнозам врачей, пробудет в стационаре еще две недели, а затем будет выписана домой.

Напомним, что 5 июня федеральный суд США выдал временное – до 14 июня – разрешение на включение Сары, а также 11-летнего Хавьера Акосты (Javier Acosta) из Нью-Йорка, во «взрослый» лист ожидания на пересадку легких. Родители девочки оспаривали в суде действующее в США законодательное правило, согласно которому дети младше 12 лет не могут быть включены в лист ожидания на пересадку органов от взрослого донора, а должны ждать детского донорского органа, что ставит тяжелобольных детей до 12 лет в неравноправное положение по сравнению с более старшими и взрослыми пациентами – «взрослая» очередь в целом движется на порядки быстрее «детской», кроме того, в ней действует подход, согласно которому скорость продвижения зависит от тяжести состояния пациента. Такое правило отсутствует в «детском» списке, где все зависит от времени пребывания в нем.

Слушания по иску семьи Мурнаган относительно изменения законодательства в этом вопросе состоятся 14 июня, однако национальная организация, управляющая процессом распределения донорских органов, Organ Procurement and Transplantation Network (OPTN), выступила против объединения «детского» и «взрослого» списков, посчитав, что будет правильнее в дальнейшем, так же, как и в случае Сары, рассматривать каждый эпизод индивидуально и выносить по нему решение в судебном порядке.

Сейчас, по данным OPTN, в листе ожидания на пересадку легких находится 31 ребенок младше 11 лет.

 

В Чикаго 14 нелегальных иммигрантов из Мексики, нуждающихся в трансплантации донорских почек и печени, уже неделю проводят голодовку, требуя включить их в лист ожидания на пересадку органов, сообщает Chicago Tribune.

Как утверждают протестующие, расположившиеся лагерем возле стен чикагского Northwestern Memorial Hospital, в больнице их отказываются включить в список из-за нелегального положения в стране и отсутствия медстраховки. Голодающие и поддерживающие их друзья и родственники, которых в лагере находится около 40 человек, заявляют, что будут продолжать акцию до тех пор, пока с ними не встретится руководство больницы.

Northwestern Memorial Hospital вечером 5 августа распространил заявление, в котором подчеркивается, что отбор кандидатов в лист ожидания производится по критериям, связанным не с их гражданским статусом, а с набором медицинских и психосоциальных факторов, таких, как нормальные условия проживания, возможность регулярного посещения лечащего врача и пожизненной оплаты дорогостоящих препаратов для предотвращения отторжения трансплантата.

Как полагает Энн Пашке (Anne Paschke), представитель организации United Network for Organ Sharing (UNOS), национального регулятора системы распределения донорских органов, сложившаяся ситуация связана в первую очередь с финансовой несостоятельностью нелегалов. Операция и связанные с ней медицинские процедуры, в отсутствие медстраховки, обойдутся пациентам в сотни тысяч долларов, а препараты для предотвращения отторжения, которые надо будет принимать до конца жизни, стоят порядка 10 тысяч долларов в год. «Если вы платежеспособны, то неважно, есть ли у вас гражданство, – отметила Пашке. – Ввиду дефицита донорских органов, для больницы очень важна уверенность в том, что операция будет сделана не напрасно».

По данным UNOS, в 2012 году в больницах штата Иллинойс было проведено 1026 операций по трансплантации донорских органов американским гражданам и 34 таких операций лицам, не имеющим американского гражданства.

Чрезвычайно актуальная тема взаимозаменяемости лекарственных препаратов все чаще поднимается и авторитетными ораторами с трибун съездов и конференций, и на страницах специальных изданий.

Обращаясь к опыту развитых стран, эксперты утверждают: проблему взаимозаменяемости можно решить, упорядочив производство лекарственных препаратов по международным стандартам. В газете «Фармацевтический вестник» опубликовано мнение Алекса Шнайдера, представителя Немецкого химического общества. Г-н Шнайдер сообщил: «В Германии существует одно понятие взаимозаменяемости: препараты должны иметь одно и тоже действующее вещество, одну и ту же концентрацию, один и тот же размер упаковки, аналогичные лекарственные формы и одобренные показания. В Германии нет отличий между понятиями «взаимозаменяемость» для химически синтезированных препаратов и биопрепаратов. Биоэквивалентные препараты – это терапевтически эквивалентные препараты. Терапевтическая эквивалентность не подтверждается, у нас не проводятся такие масштабные исследования, как в России». Чтобы избежать путаницы в понятиях и определениях, не предполагать априори, «хороший» это препарата, или «плохой, России необходимо повысить требования к регистрации лекарственных средств, нужны поправки к Федеральному закону № 61, подзаконные акты, но самое главное – потребуется гармонизация российских норм производства лекарств с международными. Таким образом, показателей качества вполне достаточно, чтобы снять любые вопросы о взаимозаменяемости.

А вот мнение еще одного эксперта, Владимира Дорофеева, советника по научным вопросам Ассоциации международных фармацевтических производителей (AIPM): «GMP – это фактически гарантия того, что параметры, заложенные на этапе разработки, производства, стандартизации препарата, при рутинном контроле качества будут воспроизводиться. Если правила не соблюдают, мы не можем гарантировать однородности серий». В настоящий момент даже исполнение нормативной базы – устаревшего ГОСТа – имеет добровольный характер.

Таким образом, МНН – отнюдь не критерий взаимозаменяемости, которым сегодня уверенно пользуются при составлении нормативно-правовой базы, а также некоторые представители фармбизнеса. При несоответствии фармпроизводств GMP конструктивное решение вопроса о взаимозаменяемости пока невозможно.

Неравноправие фармацевтических производителей перед пока узаконенным отсутствием четких критерий качества лекарств отрицательно сказывается и на развитии бизнеса, и на таком стратегическом социальном показателе, как здоровье нации. И если среди аптечного ассортимента пациент может выбрать среди множества аналогов наиболее подходящий для него как по терапевтическому действию, так и кошельку, то ситуация в госпитальном секторе очень и очень неоднозначна. Ведь сегодня основной индикатор выбора закупаемого препарата – его цена. Наибольшее изумление вызывает тот факт, нередко по системе госзакупок проходит препарат, поставляемый по цене ниже себестоимости производства. Эксперты удивлены (http://ria-ami.ru/news/58937): «Как компания, осуществив минимум производственных процедур, смогла выпустить такой препарат? Бывают уцененные товары, имеющие временную скидку в связи с истекающим сроком годности. Но когда из года в год идет поставка препарата по цене явно ниже всех мыслимых оптимизационных схем, … возникает вопрос не только к качеству этого препарата, а еще и к наличию совести у всех участников цепочки заказа и поставки». Руководители крупных российских производителей признаются: «Зачастую мы вынуждены делать цены ниже себестоимости, чтобы удержаться на рынке». О каком соотношении цены и качества может идти речь? Ведь предприятие не будет работать по схеме, когда «надлежащим образом» производя «конъюнктурный» лекарственный препарат, будет получать с этого только убытки? Как получить прибыль? Очень просто: максимально «упрощая» производственный цикл, используя максимально дешевые субстанции, применяя методы «пиратской» логистики и ни рубля не вкладывая в развитие! Либо став придатком, который занимается вторичной упаковкой, но пользуется всеми «благами» локального производителя.

Государство заинтересовано в дешевых лекарствах, но когда в сфере их обращения равны все – вряд ли потребители получат в массовое пользование качественный продукт.

Что предлагает ФАС России? Вот мнение эксперта Н.А. Шаравской, заместителя начальника Управления контроля социальной сферы и торговли: «Для создания надёжных и долгосрочных механизмов снижения цен на лекарственные препараты, в том числе на торгах при государственных закупках, крайне необходимы меры по повышению востребованности более дешевых лекарственных препаратов в условиях соблюдения фармпроизводителями правил производства и контроля качества лекарственных средств, что будет стимулировать производителей снижать цены». Все правильно, но ударение следовало бы сделать на среду фармобращения, а именно «условиях соблюдения фармпроизводителями правил производства и контроля качества лекарственных средств», которые, к большому сожалению, дело добровольное. И добавить «МЕЖДУНАРОДНЫХ правил производства», или GMP. Вот тогда конкуренция будет честная, и возникают большие сомнения, что кто-то, производя лекарства по международным стандартам, вдруг захочет продавать лекарства ниже себестоимости, чтобы удержаться на рынке, тем самым дискредитируя себя и давая повод для внеплановой проверки предприятия на соответствие.

Из-за производства лекарств по известным только самому производителю стандартам по-прежнему высок процент брака. Медицинская газета пишет: «Анализ показывает, что большинство недоброкачественных лекарственных средств изымается из обращения по таким показателям, как «описание», «упаковка», «маркировка» и «механические включения». И если первые три не могут явиться причиной развития серьезных осложнений, то «механические включения» зачастую приводят к угрожающим жизни осложнениям. Росздравнадзор сообщает: по количеству брака среди отечественных предприятий лидируют компании «Сотекс» и «Йодные технологии», Ростовская и Тульская фармацевтические фабрики, крупные российские заводы «Биосинтез» и «Мосхимфармпрепараты». Самые большие претензии сегодня к жидким лекарственным формам, основную долю которых (более 60%) составляют стерильные растворы. И здесь нужно понимать, что внедрение GMP – это фильтр, который избавит рынок от недобросовестных производителей, не заинтересованных в повышении уровня качества своей продукции.

Год назад в «Российской газете» опубликовано интервью с Александром Федотовым, президентом Ассоциации инженеров по контролю микрозагрязнений (АСИНКОМ), председатель технического комитета по стандартизации ТК 458 “Производство и контроль качества лекарственных средств”. Стоит привести здесь полный текст статьи:

«Цель правил GMP везде одна и та же – обеспечение безопасности лекарственных средств, и производиться они должны по одним и тем же нормам. Задача их введения в России была поставлена еще 20 лет назад.

С тех пор прошло много времени. На высшем уровне не раз принимались многочисленные решения о введении международных правил GMP в Российской Федерации.

Вышли две редакции ГОСТа, идентичные правилам GMP Евросоюза. Но по-прежнему продолжаются попытки ввести GMP с “национальными отличиями”. Российская бюрократия так и не смогла создать грамотный нормативный правовой документ по производству лекарственных средств.

“Разработчики” российских национальных норм прекрасно знают, что они изобретают велосипед, давно изобретенный на Западе. Более того, они даже не изобретают, а берут готовый, меняют окраску и убирают некоторые детали, назначение которых им непонятно. При этом они и не пытаются оценить последствия своих действий. В результате получается уродливый суррогат по более дорогой цене, чем западный оригинал, к тому же лишенный ряда важных функций.

За попытками ввести российские национальные правила GMP стоит желание избавить себя от работы над качеством лекарственных средств по существу. Неслучайно в стране даже появился новый вид фальсификации – ложная информация о соответствии требованиям GMP.

Сплошь и рядом реклама предприятий заполнена утверждениями об их работе “по GMP”. Официальные лица говорят, что 20, а то и 40% производственных участков соответствуют GMP. Но кто их проверял? Здесь очень сильно отдает введением потребителей в заблуждение.

По-прежнему слышны голоса, что GMP в 2014 году – это нереально, их надо вводить когда-нибудь потом, что они погубят нашу промышленность. А кого, собственно, губить? 80% рынка России составляют импортные препараты. Грамотные нормы дают правильный курс движения.

Без них обеспечить безопасность и качество лекарств невозможно. Сейчас мы находимся на ответственном этапе, подготовлен очередной проект постановления Правительства РФ о введении правил GMP, который был вынесен на открытое обсуждение. Однако и этот проект содержит множество отклонений от духа и буквы GMP. Пора понять: первым и необходимым условием для качества продукции является качество норм, по которым эту продукцию будут выпускать».

Новый международный стандарт качества производства лекарств, медицинских изделий, продуктов питания и пищевых добавок — GMP («Good Manufacturing Practice», Надлежащая производственная практика) — должен с 2014 года начать применяться при производстве лекарств всеми отечественными фармкомпаниями.

При прежней процедуре контроля качества на исследование забирались лишь выборочные образцы (лекарств или продуктов питания), это могло гарантировать безопасность только самих образцов и, возможно, изготовленной в ближайшее время партии. Новые же международные стандарты оценивают собственно качество фармацевтического производства в целом и регулируют лабораторные проверки. Согласно пессимистичным прогнозам, в настоящее время многие компании просто-напросто выжидают время в надежде, что эту дату опять перенесут, как ее переносили уже 3–4 раза в истории современной фармацевтической промышленности. К тому же, даже если внедрить стандарты GMP, есть 2 участка, которые так же требуют стандартов: это логистика и продажи. Ведь никто не требуют GDP (Good Distribution Practice) от оптовых фармкомпаний! Выпущенный на «очеловеченном фармпроизводстве», фармацевтический продукт по-прежнему окажется на неизвестно кем и как регулируемом рынке.

Большая опасность таится в формировании на российском фармрынке доминанты дешевых индийских и китайских лекарств. Предъявляя сотни сертификатов соответствия неизвестно каким требованиям и стандартам (главное – чтобы были!), реализуя крайне агрессивную маркетинговую политику, в том числе ставшую чрезвычайно модной практику поставки препаратов ниже себестоимости их производства, азиатские фармфирмы и дистрибуторы готовы захватить российский рынок и диктовать свои условия фармобращения. Неразрешенные сегодня вопросы стандартизации качества производства лекарств и возможность беспрепятственно регистрировать десятки дженериков по одному МНН вместе с существующей политикой ценообразования могут лишить россиян терапевтически эффективных и безопасных лекарств.

Трехлетний житель города Тампа (штат Флорида) успешно перенес операцию по одновременной трансплантации пяти донорских органов, сообщает местный телеканал FOX 13.

Адонис Ортис (Adonis Ortiz) появился на свет в декабре 2010 года с редкой внутриутробной аномалией развития кишечника и через четыре часа после рождения перенес свою первую операцию. Однако у Адониса наблюдался «синдром короткой кишки» – из-за недостаточной длины тонкого кишечника нарушено усваивание питательных веществ. Кроме того, у мальчика начала угасать функция печени.

В октябре 2013 года команда хирургов Jackson Memorial Hospital (Майами) в ходе длившейся шесть часов операции пересадили Адонису от одного и того же донора печень, поджелудочную железу, желудок, а также толстый и тонкий кишечник.

Мальчик хорошо перенес операцию и послеоперационный период и уже выписан домой. По словам лечащего врача Родриго Вианна (Rodrigo Vianna) риск развития реакции отторжения в случае Адониса составлял менее 10 процентов и теперь у ребенка весьма хорошие шансы начать жить нормальной жизнью.

Операции по трансплантации столь большого количества донорских органов сразу  сравнительно редки, а процент успешных пересадок кишечника очень низок. Совокупность этих обстоятельств, а также возраст пациента делает случай Адониса уникальным.

Трехступенчатый метод перезагрузки иммунной системы, разработанный в университете Эмори (Атланта, штат Джорджия), показал свою эффективность в ходе первых клинических испытаний на 20 пациентах с пересаженной почкой, позволив предотвратить отторжение трансплантата без применения широкого спектра токсичных препаратов. Отчет об испытаниях опубликован в журнале American Journal of Transplantation.

Обычно пациенты, перенесшие операцию по трансплантации донорского органа, в частности почки, вынуждены ежедневно принимать до 20 различных лекарств, блокирующих атаку иммунной системы на трансплантат и имеющих ряд токсичных побочных эффектов, таких, как ингибиторы кальциневрина и стероиды.

Группа под руководством Аллана Кирка (Allan Kirk) разработала трехкомпонентный режим, позволяющий снизить лекарственную нагрузку на организм и перезагрузить иммунную систему, предотвратив отторжение донорского органа. Первым компонентом этого режима стал алемтузумаб (alemtuzumab), внутривенно вводимый непосредственно в процессе операции. Этот препарат, обычно используемый при лечении хронического лимфоцитарного лейкоза и Т-клеточной лимфомы, содержит моноклональные гуманизированные антитела, подавляющие активность иммунной системы за счет разрушения лимфоцитов. Кирк назвал алемтузумаб той кнопкой, которая дает старт перезапуску иммунной системы, так как новые лимфоциты, восстановление количества которых происходит в течение последующих года-полутора, уже не реагируют на донорский орган, как на чужеродный объект.

Вторым компонентом стал иммунодепрессант белатацепт (belatacept), являющийся менее токсичной альтернативой ингибиторам кальциневрина и стероидам. В первое время после трансплантации инъекции репарата делают сравнительно часто, а затем переходят на режим – одна инъекция в месяц в течение полугода. И, наконец, третьим компонентом является ежедневный прием таблетки иммунодепрессанта рапамицина (sirolimus), механизм действия которого отличается от других подавляющих активность иммунной системы веществ. Рапамицин дополняет действие алемтузумаба и белатацепта.

Этот метод был впервые опробован на 20 пациентах, перенесших трансплантацию почки от живого донора. Половине из них дополнительно была сделана пересадка костного мозга. Через год после операции ни у кого из этой группы, вне зависимости от того, проводилась пересадка костного мозга, или нет, не наблюдалось симптомов отторжения органа и Кирк попросил десятерых из них попробовать прекратить прием рапамицина. На это решились семеро и сейчас, через три с половиной года после операции, они получают лишь ежемесячную инъекцию белатацепта. Остальные 13 кроме этого ежедневно принимают таблетку рапамицина. Состояние всех членов группы хорошее, признаки отторжения отсутствуют.Как пишет журнал NewScientist, после этой первой группы Кирк и его коллеги успешно испробовали тот же режим на группе из 18 пациентов. Сейчас все они уже прекратили прием рапамицина, что не отразилось негативно на их состоянии. В следующеммесяце планируется начало более масштабных клинических испытаний метода.

Бостонская детская больница (Boston Children’s Hospital) стала первым в мире медучреждением, открывшим программу по трансплантации рук детям, сообщает Fox 5.

Бостонские врачи заявили о своей готовности проводить операции по трансплантации рук детям, а в будущем – и лица. По словам врачей, на основе мирового опыта (более 70 операций по пересадке рук во всем мире и 20 – по пересадке лиц) можно сделать вывод, что такое хирургическое вмешательство достаточно безопасно, чтобы проводить его детям.

«Мы считаем, что это справедливо. Потенциально для детей может быть больше пользы от этих операций, чем для взрослых, поскольку их нервные волокна быстрее регенерируются, кроме того, дети имеют больше проблем с протезами, чем взрослые», пояснил доктор Амир Тагхинья (Amir Taghinia), который возглавит программу по пересадке.

Планируется, что первые операции по трансплантации рук будут проведены детям 10 лет и старше, потерявшим обе руки. Кроме того, обсуждается вопрос о разрешении пересаживать конечности детям, потерявшим одну руку и перенесшим операцию по пересадке другого органа (уже принимающим иммуносупрессоры). Больница самостоятельно покроет все издержки за операцию и реабилитацию маленьких пациентов в течение трех месяцев.

По словам экспертов, прием иммуносупрессоров для предотвращения отторжения пересаженного органа – главный риск, который несет данная операция для детей. У подавляющих иммунитет препаратов есть ряд побочных эффектов, кроме того, в результате их длительного приема у пациента повышается риск развития онкологических заболеваний.

«Мы уже очень много знаем о механизмах подавления иммунитета, что снижает риск приема подобных препаратов для детей. Кроме того, такие операции никогда не проводятся как экстренные, поэтому у родителей много времени, чтобы взвесить все за и против», – считает доктор Симон Хорслен (Simon Horslen), руководитель программы по пересадке печени и кишечника в Детской больнице Сиэтла.

Операции по трансплантации рук призваны улучшить качество жизни детей, оставшихся без верхних конечностей в результате несчастного случая или тяжелого заболевания. Единственная в мире операция по пересадке руки ребенку была проведена в 2000 году в Малайзии. Трансплантация провели родившейся без руки девочке, конечность была получена от ее сестры-близнеца, скончавшейся во время родов. Таким образом, ребенку не требовался прием имммуносупрессоров.

Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в своем новом докладе предлагает странам, в которых были зафиксированы случаи «черной трансплантологии», пересмотреть свое законодательство таким образом, чтобы оно было адекватно для наказания таких преступников, сообщается в пресс-релизе организации.

Специальный представитель ОБСЕ и координатор по борьбе с торговлей людьми Мария Грация Джаммаринаро (Maria Grazia Giammarinaro) подчеркнула, что сегодня жертвам торговли органами приходится переносить все больше испытаний во время и после операции. По данным организации, жертвам не разъясняют последствий лишения того или иного органа, включая последующую нетрудоспособность. Зачастую такие люди полностью лишены послеоперационного ухода, а также последующей медицинской и психосоциальной помощи. Кроме того, обещанные деньги жертвам «черных трансплантологов» также выплачиваются далеко не всегда.

В документе также обращается внимание на связь между торговлей людьми с целью извлечения их органов и организованной преступностью, а также коррупцией. Уточняется, что зачастую в эту незаконную деятельность включены высокопоставленные медицинские работники и крупные чиновники. Кроме ужесточения законодательства, ОБСЕ предлагает проводить работу с медиками, чтобы предотвратить неэтичное поведение, а с гражданами проводить работу по обеспечению их психологических и физиологических потребностей и нужд.

«РИА Новости» пишут, что по данным доклада, в 11 случаях предполагаемой незаконной трансплантации органов донорами выступили граждане России. Речь идет, в том числе, и о приштинской клинике «Медикус», по делу о которой в апреле были осуждены пять человек. Информагентство также сообщает, что россиян могли использовать в качестве доноров в госпитале университета Святой Екатерины в Болгарии. Но следствие по этому делу было остановлено из-за недостаточности доказательств.

Материал опубликован 22 декабря 2014 в 13:38.
Обновлён 24 декабря 2014 в 18:48.

Состоялось завершающее  2014 год заседание Совета общественных организаций по защите прав пациентов при Министерстве здравоохранения Российской Федерации, на котором обсуждались основные направления и итоги совместной  работы.

Министр Вероника Скворцова поблагодарила участников Совета за активную работу в течение года и особо подчеркнула ее значимость: «Совместная работа важна для реагирования на те риски, которые возникают, и для поддержания стабильности в обществе, – отметила Вероника Скворцова.

Так, Минздравом России разработаны антикризисные меры по поддержанию стабильных цен на лекарственные препараты и медицинские изделия, имплантируемые в организм человека.

«Это пакет мер, который будет в ближайшее время реализован», – подчеркнула Министр.

Кроме того, Минздравом России проведена серия встреч с российскими и зарубежными производителями и ассоциациями производителей лекарственных препаратов и медицинских изделий.

Министр также отметила меры, которые предпринимаются для обеспечения отрасли медицинскими кадрами. В 2013 году в целом по Российской Федерации существенно увеличилась среднемесячная заработная плата медицинских работников: у врачей и медицинских работников с высшим образованием – на 24%, у среднего медицинского персонала – на 25%.

Отмечая эффективную работу Совета по формированию системы общественного контроля в сфере охраны здоровья,  Вероника Скворцова подчеркнула необходимость активного взаимодействия с органами государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере охраны здоровья и развития советов общественных организаций по защите прав пациентов на местах.

Директор Департамента организации медицинской помощи и санаторно-курортного дела Игорь Никитин рассказал о целях и задачах Школ здоровья, которые помогают пациенту самостоятельно контролировать процесс лечения.

«Целевая аудитория Школ здоровья – это пациенты с хроническими заболеваниями, и цель Школ здоровья абсолютно очевидна – это повышение информированности населения о заболевании и факторах риска их развития, формирование  ответственности за собственное здоровье, –  сообщил Игорь Никитин. – Важный общественный и психологический элемент Школ здоровья – то, что человек не остается один на один со своим заболеванием. Они помогают пациенту сформировать конкретные умения по самоконтролю и самопомощи».

Члены Совета единодушно обозначили ведущую роль пациентских организаций во взаимодействии с органами исполнительной власти на местах для развития Школ здоровья.

Также на заседании Совета подведены итоги  за 2014 год,  и определены задачи для совместной работы в наступающем году.

Людей, страдающих заболеваниями почек, становится все больше. Для их лечения чрезвычайно важен гемодиализ. Без него практически нереально помочь тем, кто страдает тяжелыми почечными недугами. Но таких центров в два раза меньше, чем нужно. Об этом обозреватель "РГ" беседует с главным нефрологом Минздрава России профессором Евгением Шиловым.

Евгений Михайлович, когда-то я брала интервью у корифея в вашей области медицины Николая Лопаткина. Точнее, тогда он был просто кандидатом наук, уверенным, что без искусственной почки, то-есть, без гемодиализа спасать тех, у кого серьезные проблемы с почками, невозможно. Теперь институт урологии носит имя Николая Алексеевича. И центры гемодиализа выглядят совсем иначе, чем те, которые показал мне в ту пору Лопаткин. Но их по-прежнему не хватает?

Евгений Шилов: К сожалению. Нефрологические пациенты страны остро нуждаются в новых центрах гемодиализа. Средняя обеспеченность диализными местами в России около 200 мест на 1 млн жителей. Между тем, по мнению медицинских экспертов, оптимально для нашей страны 500 мест на 1 млн жителей.

 

 

Растет количество больных?

Евгений Шилов: И поэтому тоже. Согласно данным эпидемиологических исследований, каждый десятый житель планеты страдает заболеванием почек. В России это примерно 15 млн человек, Каждое десятилетие количество людей, страдающих заболеваниями почек, удваивается. Нас особенно беспокоит тот факт, что у многих, впервые обратившихся к врачу, диагностируют тяжелую стадию заболевания: когда почки практически перестали работать. То есть тогда, когда лечение уже невозможно и пациенту требуется поддерживающая процедура диализа или трансплантация почки.

15 миллионов россиян страдают заболеванием почек

Приоритетом развития нефрологической службы должна стать профилактика и раннее выявление заболеваний почек?

Евгений Шилов: Без этой истины, точнее без следования ей, успеха ждать не приходится. Важная роль в ранней диагностике отводится участковым терапевтам. Директор Государственного научно-исследовательского центра профилактической медицины, главный специалист по профилактической медицине минздрава Сергей Бойцов, привел факты: среди тех, кто находится под наблюдением у участковых врачей, около 2% уже есть скрытые почечные патологии. Но их до поры до времени не выявляют. Дело в том, что заболевания почек не дают каких-либо болевых синдромов, пока этот парный орган не утратит до 85% своих функций. Результат? Каждый второй нефрологический пациент попадает на больничную койку через реанимацию, когда болезнь уже зашла далеко. И наша, нефрологов, главная задача: своевременно найти своих пациентов. А помочь нам в этом могут терапевты, кардиологи, эндокринологи, которые должны выявлять больных среди своих пациентов, прежде всего в группах риска - среди людей с гипертонией, сахарным диабетом, с лишним весом, среди пожилых пациентов. Самая многочисленная группа, в которой очень высок процент почечных патологий, - пациенты с сердечно-сосудистыми заболеваниями.

 

Нынешний год объявлен годом борьбы с болезнями сердца, сосудов. Можно считать, что это и год борьбы с болезнями почек?

Евгений Шилов: Вы правы. 40% больных с болезнями сердца и сосудов страдают болезнями почек. Они на втором месте после заболеваний пищеварительного тракта у данной группы пациентов. Учитывая тесную связь сердца и почек, справедливо и обратное: нефрологические заболевания - фактор риска развития и прогрессирования сердечно-сосудистых недугов..

Почечные болезни в 20-25 раз повышают риск развития инфарктов и инсультов. У людей с терминальной стадией хронической болезни почек (ХБП), живущих на гемодиализе, на фоне распространенного тяжелого осложнения диализа, в частности вторичного гиперпаратиреоза, вероятность инфарктов и инсультов возрастает в 500 раз! Не случайно Минздрав рекомендовал включить в региональные программы развития здравоохранения меры по совершенствованию системы профилактики, диагностики и лечения ХБП. Это необходимое условие снижения риска развития сердечно-сосудистых заболеваний. Важно проанализировать состояние и потребности отрасли в российских регионах по развитию диализной службы. Это станет основой государственно-частного партнерства в сфере нефрологии.

 

Государственно-частное партнерство в сфере нефрологии?..

Евгений Шилов: Без него не обойтись. В прошлом году. разработана единая методика расчета и увеличения тарифа на гемодиализ. В 2014 году различные виды заместительной почечной терапии (диализ и трансплантация) получили примерно 30 000 человек. В некоторых регионах удалось ликвидировать очередь на гемодиализ. Важно, чтобы лекарственная помощь нашим пациентам стала по-настоящему доступной и своевременной. На это очень рассчитываем: ведь ключевые, жизненно необходимые пациентам препараты включены правительством РФ в льготные перечни. Региональная нефрологическая служба должна совмещаться с работой терапевтов, эндокринологов, кардиологов. Лишь так можно вовремя выявлять больных с почечными патологиями. Лишь так можно повысить качество жизни наших пациентов.